Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

— Поговори на эту тему с Аркадием Борисовичем. Он недавно имел приятную встречу с «чистильщиками», теперь с утра до ночи реформирует свою атомную епархию. Советуюи тебе заняться тем же, пока не прислали такую же метку.
Телибеев забрал черную визитку и удалился по коридору к залу заседаний правительства.
Юрий Михайлович пожал плечами, будучи уверенным, что уж ему-то никакие «чистильщики» не страшны. Однако он ошибался.
Вечером того же дня, когда машины министра — «шестисотый» «Мерседес» и джип охраны — свернули с Боровского шоссе к дачному поселку, дорогу им преградил дорожный патруль.
Стемнело, фонарь на повороте не горел, на дороге дымилась «Газель», рядом стояла бело-синяя милицейская «Волга».
К «Мерседесу» подошел остановивший кортеж офицер милиции с полосатым жезлом, козырнул.
— Майор Динейкин. Прошу прощения, проезд временно закрыт.
— Что случилось? — поинтересовался Зарубов.
Его телохранители выбрались из джипа, приблизились к машине босса. Всего их было двое, плюс водитель.
— Авария, — лаконично ответил смуглолицый усатый майор.
— Мы объедем…
— Придется подождать, — снова козырнул майор, отходя к суетящимся у «Газели» инспекторам.
— Саша, разберись, — недовольно буркнул министр.
Командир охраны вылез из «Мерседеса», догнал майора, они заговорили, остановились. Потом майор жестом подозвал телохранителя, стоявшего слева от машины.
— Подойдите.
Парень в строгом черном костюме глянул на своего коллегу справа, но повиновался, видя, что его командир стоит спокойно; Он тоже остановился рядом с беседующими, опустил руки по швам, наклонил голову, будто слушая, что ему говорят.
Майор снова поднял руку, подзывая второго телохранителя.
Молодой человек присоединился к группе и точно так же застыл в почтительной позе, не проявляя признаков беспокойства.
— Не нравится мне это… — начал водитель министра.
В то же мгновение с двух сторон «Мерседеса» возникли две тени, дверца машины со стороны водителя распахнулась, раздался глухой удар, и водитель лег головой на руль.
Распахнулась вторая дверца, и на сиденье рядом с Зарубовым сел человек в маске, сунул ему в бок ствол пистолета.
— Что происхо… — пискнул министр.
— Спокойно, Юрий Михайлович! — жестко и мрачно произнес гость. — Мы из «чистилища». Надеюсь, слышали о таком лечебном учреждении? Хотим вас предупредить: верните государству награбленное, приведите свои дела в соответствие с законом. Подавайте в отставку. Понадеетесь на свои связи и милицию — не проживете и дня. Это предупреждение первое и последнее. Мы будем следить за вами, и, как только вы зашебуршитесь, надеясь на власть, мы вас уберем. Договорились?
— В-вы не им-меете права…
— Имеем, — усмехнулся человек в маске. — Если не работает конституционный институт власти, гарантирующий исполнение законов, значит, нужен другой механизм поддержки справедливости. Этот механизм — мы.
Гость бросил на колени министра черную визитку с золотым кинжальчиком и словом «СМЕРЧ».
— Мы будем прослушивать все ваши телефоны. Начнете жаловаться, искать нужных людей в спецслужбах — пощады не ждите. И особенно не верьте господину Меринову. Вас он не защитит, поверьте моему слову. До свидания.
Человек в маске открыл дверцу и растворился в ночи.
А Зарубов, млея, остался сидеть в машине, в голове — ни одной мысли, дым и туман, на душе — смута. Когда он очнулся, на дороге никого не было, кроме телохранителей. Каки куда скрылись инспекторы дорожно-патрульной службы во главе с майором, было непонятно.
Юрий Михайлович поднял черный прямоугольничек к глазам, руки задрожали, и только после этого он испугался по-настоящему.
Впоследствии ни один охранник, включая водителя, не вспомнил этой встречи…
Глава 15NIHIL EST INTELLECTU

В отличие от Вахида Тожиевича Самандара, комиссара возрожденного «чистилища», разрабатывающего теорию расходимостей и отражений Вселенской Реальности, Хранитель Матфей занимался этой теорией практически, то есть исследовал переходы слоев «розы реальностей» в особых точках — «зонах сходимости». Одной из таких точек являлся «мир локона Ампары», другой — эйнсоф, узел пересечения всех «лепестков розы», место удивительных явлений и эффектов, не передаваемых никакими словами ни на одном из языков мира. Даже самый богатый, гибкий и вариативный язык — русский не мог помочь выразить всей гаммы ощущений, охватывающих душу исследователя, когда он «зависал» над эйнсофом в виде бесплотного призрака и начинал скользить над многомерным океаном неизведанных сложнейших метафизических глубин материи.
Матфей, обладающий статусом Посвященного Двадцатой ступени, мог бы давно переселиться в «розу», занять одно из «пустых» пространств и создать свою метавселенную, отвечающую его запросам и требованиям, как это делало большинство иерархов Крута. Но все же на нем лежал груз ответственности Хранителя Материнской реальности, поэтому он считал себя не вправе бросить ее на произвол судьбы, понимая, что это чревато негативными последствиями. Плохо ли, хорошо ли, но каста Хранителей выполняла свои обязанности, уберегая земную цивилизацию от быстрой гибели, завладей кто-либо из ее лидеров Великими Вещами Мира, хранившимися в «модулях иной реальности».
Была у Матфея и личная забота — беречь в МИРе Акарин под эвенкийской столицей Иерихонскую Трубу, или Свисток, как его называли с долей иронии сами Хранители, по легенде — генератор «музыки сфер», способствующий вызову Творца Материнской реальности. Матфей не знал, так ли это на самом деле, способен ли Свисток позвать Творца, так как никогда не брал его в руки и не экспериментировал с генерацией «музыки сфер». Но был уверен, что Вещь эта непредсказуемо опасна.
После разговора с Посвященными, изъявившими желание воссоздать «чистилище», что не могло, конечно же, в полной мере заменить Закон Справедливости, Матфею даже захотелось проверить, на месте ли Свисток. Он собрался было навестить свой «подотчетный» МИР, трон которого хранил эту Великую Вещь — в определенном временном отрезке, но в этот момент в доме Матфея объявился гость.
Конечно, Хранитель мог бы в любое время получить любую квартиру в любом новом доме, в том числе апартаменты класса люкс. Однако предпочитал не выделяться из массы народа, где бы ни жил, поэтому в Type имел обычный деревянный дом полувековой постройки, расположенный на окраине города, на берегу Нижней Тунгуски. Соседи знали его как степенного и мудрого старика, способного исцелять людей от многих болезней, и всегда шли к нему за советом или с просьбой о помощи. Матфей не отказывал. Хотя его истинного имени здесь никто не знал. Жил Хранитель в Type под именем Михаила Кожегетовича.
А вот появление гостя его огорчило, потому что тот свободно проник в дом, накрытый магической «печатью отталкивания». Преодолеть такую «печать» — по сути заклинание, не смог бы и Посвященный высокого ранга.
Гостем же оказался бывший декарх и спутник Матвея Соболева Тарас Горшин, Отступник, как его продолжали называть меж собой Хранители. Была у него и кличка — Граф, также сохранившаяся за ним со времен рождения первого «чистилища» — «Стопкрима».
— Здрав будь, Михаил Кожегетович, — сказал он, входя в горницу из сеней.
— И ты будь здоров. Граф, — ответил Хранитель невозмутимо. — Что привело тебя в наши края на сей раз?
— Нужна твоя помощь.
— Присаживайся. Чай будешь, с девясилом?
— Не откажусь, — кивнул Тарас. — Иногда душа просит чего-то человеческого. Чай с наркотиком я еще не пил.
— Девясил не наркотик.
— Я шучу.
Матфей принес чайник, разлил по чашкам ароматный дымящийся напиток, подал одну гостю. Сел за стол сам.
— Ты знаешь, что убит Никандр?
— Это дело рук Германа Рыкова, он ищет Великие Вещи Мира, надеется стать единоличным Владыкой Материнской реальности.
— Вряд ли это достижимо.
— Но доступ к Интегратрону он уже получил. Пора его останавливать.
— Ты же готовил к этой работе своего протеже.
— Артур Суворов не мой протеже, а Светлены.
— Пусть так, и что же? Он согласился стать Воином Закона? Забыть обо всем личном? Отказаться от мирских забот?
— Парень далеко не воин, хотя и любит рисковать, как ни странно. В принципе Воин Закона нам сейчас не нужен, нужен Архитектор Согласия, что важнее.
Матфей бросил на собеседника, сидевшего в обманчиво расслабленной позе, скептический взгляд.
— Для этого деяния нужен Посвященный очень высокого ранга, а насколько мне известно, ваш ученик — обыкновенный человек.
— Не совсем обыкновенный, у него есть неплохой паранормальный запас, и он легко овладел тхабсом.
— Тем не менее по сути ты его подставил.
— Я этого не хотел. Чтобы поправить положение, нужен сильный человек, способный стать Воином. Но коль такового у нас нет, возможен и другой вариант.
— А если он не справится?
— Если парень не сможет стать Архитектором Согласия, послужит приманкой для слуг Монарха, отвлечет их и самого Конкере. А мы за его спиной успеем перестроить систему защиты «розы» таким образом, чтобы никто из иерархов, даже такой крутой, как Монарх, не смог больше по своему усмотрению проводить Изменения.
— Этот ваш парень… Артур… знает о ваших замыслах?
— Нет, но узнает, обещаю. Мне он нравится. А волевой характер — дело наживное, как и профессионализм. Как говорил поэт:
Да пребудут в целости,
Хмуры и усталы,
Делатели ценностей -
Профессионалы.
— Что ж, тебе виднее. Меня отыскали Посвященные, Василий Котов, Иван Парамонов и Вахид Самандар.
Тарас дернул щекой, намечая улыбку.
— Да, у них непростая задача — отвлечь на себя Рыкова. Хотя и они об этом еще не знают.
— Мне помочь им?
— Как велит душа.
— Ты бы помог?



— У меня иное положение, если ты в курсе. Я исполняю обязанности диарха и поэтому обязан сохранить существующее равновесие в «розе» до прихода инфарха.
— Ты знаешь, кто он?
— Догадываюсь.
— Думаешь, он справится с Монархом?
— Если каждый из нас не встанет на путь сопротивления Конкере, не поможет никакой инфарх.
— Неужели Монарх пойдет на Изменение?
— Непременно. Он слишком долго ждал этого часа и теперь жаждет отомстить всем, кто содействовал его заключению в «слецлагерь».
— С чего он начнет?
— Возможны три этапа грядущего передела мироустройства. Первый — использование Зверя Закона для уничтожения иерархов и Хранителей, которые могли бы объединиться и дать ему отпор. В принципе, этот этап уже начался. Второй — подчинение системы МИРов, образующих мощную энергосистему, имеющую каналы отсоса энергии из вакуума. И последняя фаза — зомбирование всего населения Земли, то есть создание Эгрегора Тьмы.
— Третья фаза лишняя.
— Возможно, хотя, если Монарху удастся запрограммировать людей, уже никто и ничто не сможет ему помешать выполнить замысел. Вот почему я вынужден просить Хранителей вскрыть схроны с кое-какими Великими Вещами. Без них мы обречены на неудачу.
Матфей задумался, поглаживая подбородок.
Тарас допил чай, налил еще.
— Славная жидкость, рот ласкает, давно такой не пробовал.
— Хорошо, — очнулся наконец Хранитель. — Я помогу. Хотя не уверен, что поступаю правильно. Что конкретно тебе нужно?
— Не мне — избраннику Светлены. Свисток, разумеется.
— Эта Вещь подчинится далеко не каждому Посвященному.
— И все же я прошу именно ее.
Хранитель снова в сомнении взялся за подбородок, но заметил ироничные искры в глазах собеседника и поднялся из-за стола:
— Пошли.
Короткий «полет» в «колодце тьмы, тишины и невесомости». Выход в свет.
Пещера, ажурный замок Акридидов.
— Сакральная геометрия, — проговорил Тарас, окидывая взглядом сооружение разумной саранчи. — Какие формы, какие пропорции… и где теперь ее создатели? Нет их! Возможно, лет через пятьсот и наши произведения искусства и архитектуры станут предметами хранения… если человечество уцелеет. Иной раз вдруг приходит мысль: зачем я пытаюсь кому-то помочь, кого-то спасти? Ведь ясно, что человечество — очередной эволюционный тупик коллективной формы разума, каким была и вся великая цивилизацияИнсектов. Монарх лишь отодвинул финал этой формы разума в глубь тысячелетий. Кстати, ты не задумывался, почему в «розе» существует целый «подвал» с «пустыми» реальностями? Или почему и для кого созданы миры псевдоримановых пространств, обладающих большим разнообразием свойств, нежели евклидово? Почему вообще существуют реальности, не поддающиеся геометрическому описанию?
— Задумывался, — тихо ответил Матфей, также глядя на замок Акридидов. — Мы — не единственные сущие в Мироздании. Творец позаботился и о других.
— Правильно, — согласился Тарас, оглядываясь с некоторым удивлением. — Мышление — всего лишь способ формирования нового знания, должны существовать и другие способы, а вместе с ними — и носители разума других типов. Но к делу, дружище, время не ждет. Ты возьмешь меня с собой или сходишь за Свистком сам?
Матфей поколебался немного, раздвинул сухие губы в полуулыбке.
— Ты ведь все равно знаешь, где он хранится?
— Тысяча семьсот двадцать шестой год, канун учреждения в России Верховного тайного совета, к которому перешли некоторые полномочия Сената.
Матфей кивнул, не удивляясь познаниям собеседника.
— Я возглавил этот Совет, будучи одним из кардиналов Союза Неизвестных. Идем, я покажу тебе Свисток.
Один за другим они проникли в замок, поднялись в тронный зал царя Акридидов, подошли к саркофагу, внимательно «посмотревшему» на них.
— Ты поставил не простую печать, — прищурился Тарас.
— «Сарва-ракша-кара»,раппорт с качественной ориентацией отрицательного заряда на смерть грабителя, если таковой здесь объявится.
— Недурно.
— Поехали.
Прыжок в прошлое ничем не отличался от обычного тхабс-режима.
Погружение в темный беззвездный колодец, падение, удар в ноги, свет.
Тот же тронный зал, тот же саркофаг царя Акридидов, но свет в зале другой — бестеневой, прозрачный, живой, пронизывающий все предметы и тела гостей.
Матфей гулким басом произнес короткую фразу.
И тотчас же перепончато-кристаллическая друза саркофага начала изменяться, течь, вырастать в размерах, пока не превратилась в, подобие гигантской валторны, отсвечивающей тусклым серебром.
Конечно, форма этого сооружения была намного сложней, глаз не мог оценить всех его удивительно гармоничных переходов и пересечений, и все же сразу было видно, что это некий музыкальный инструмент, а не что-нибудь иное.
— Иерихонская Труба! — проговорил Тарас с изрядной долей сарказма и в то же время с некоторой опаской. — Я представлял себе нечто подобное, но действительность превзошла все ожидания. Кстати, ты не задумывался, почему Инсекты пытались создать и другие системы прямого воздействия на реальность, в том числе такие, как саркофаги, реализующие формулу тхабса, а люди, их потомки, могут пользоваться тхабсом без всяких приспособлений?
— Таков был замысел Конкере. Разве нет? Или у тебя есть другое объяснение?
Тарас подошел к Иерихонской Трубе ближе, дотронулся до крутого бока нижней трубы, и между ними проскочила ветвистая электрическая искра.
— Я полагаю, что мы, люди, имеем встроенные в геном механизмы реализации сверхвозможностей, такие как тхабс, кодон, Гхош, Щиты Дхармы и другие. То, чего Инсекты достигали с помощью искусственных приспособлений, мы можем достичь мысленно-волевым усилием. Не все, потому что живых людей на Земле мало, большинство из них — сотворенные, по сути биороботы, не отличающиеся с виду от истинно людей.
— Я это знаю, — хмыкнул Хранитель. — Конкере делал свое Изменение ступенчато, в два этапа. Когда у него ничего не получилось с прямым магическим воздействием на Инсектов, он их «сбросил» в «яму регрессивного масштабирования», а на Блаттоптера испытал метод ускоренного девиантного мутагенеза, получив собственно вид хомо сапиенс. Но я не уверен, что он встроил в нас механизмы тхабса, ясновидения, телепатии, левитации…
— Не он, — качнул головой Тарас.
— А кто? — удивился Матфей.
— Тот, кто отвечает за истинный порядок вещей.
— Творец?
— Безусловно Первый. Втайне от Конкере. Но это мои догадки, пока еще не проверенные. Не хочешь попробовать свистнуть в эту свистульку?
Матфей нахмурился.
— Это несерьезно.
Тарас склонил голову к плечу, снова коснулся пальцем изгиба Иерихонской Трубы, и та вдруг колыхнулась, как гора мыльной пены, засветилась изнутри радужными переливами, эти волны света перетекли на тело Горшина, миг — и вся огромная конструкция стремительно сжалась в точку, погасла. Перестал светиться и Тарас. На его ладони лежала маленькая, невзрачная с виду, берестяная трубочка с дырочками. Свирель.
Матфей невольно покачал головой.
— Иногда мне кажется, что ты не тот, за кого себя выдаешь. Во всяком случае так свернуть Свисток я бы не смог.
— Кто знает, что мы можем, а чего нет, — рассеянно сказал Тарас, любуясь «свирелью», спрятал ее в карман. — Поехали в наши времена.
Через несколько мгновений они преодолели «колодец темноты» и оказались в том же тронном зале царя Акридидов. Только здесь его саркофаг имел прежнюю форму, будто и не прятал внутри себя чудесное изделие хозяев — Иерихонскую Трубу.
— Прощай, дружище. — Тарас подал руку Матфею. — Береги тайну МИРа и будь готов к атаке Рыкова. Он научился ориентированно отсасывать пси-энергию у больших коллективов людей, и кто-то из наших подсказал ему идею о хронорежимах тхабса. Будь здоров.
Тарас исчез.
Матфей задумчиво прошелся по тронному залу, заложив руки за спину, собрался было «лететь» домой и вдруг почувствовал дуновение холодного ветра — на уровне интуиции, психического озарения. Кто-то появился в пещере с замком Акридидов, ощутимо сильный и опасный.
Матфей мгновенно перестроил системы ситуационной защиты на создание сферы адекватного ответа, вышел из замка под своды пещеры, но вместо Рыкова, о котором подумалмимолетно, увидел молодого человека сурового вида, высокого, широкоплечего, светловолосого, сероглазого, одетого в нечто напоминающее кольчужный комбинезон, отсвечивающий зеленоватым металлом.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга, не двигаясь, потом Хранитель узнал гостя.
— Стас Котов?!
— Ты Хранитель Матфей, — ответил молодой человек ровным голосом. — Мне нужны две Великие Вещи, которые хранятся в твоем МИРе, — Иерихонская Труба и Трансформатор. Отдай их мне.
Первую половину нашей жизни губят наши родители, вторую — наши дети, вспомнил Матфей шутку известного юмориста. Усмехнулся.
— Значит, это правда? Ты теперь не оруженосец Воина Закона, а цепной пес Монарха?
— Отдай Вещи, и будешь жить, — тем же странным безразличным тоном произнес Стас.
— Передай своему боссу, что он напрасно вышел из острога. Любое его деяние в нынешние времена — наказуемо, поэтому реакция мира будет адекватной.
Стас взялся за рукоять меча, торчащую над плечом за спиной, выхватил его одним движением, и Матфей невольно отступил назад, узнав синкэн-гата — «устранитель препятствий».
— Мальчик, ты понимаешь, что делаешь?
— Вещи!
Клинок меча, состоящий из множества с виду не соединенных между собой блестящих ромбов, удлинился на несколько метров, почти уперся в грудь Хранителя.
— Ну?!
— Нет!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Предсмертное желание, или Поворот судьбы
Шилова Юлия
Предсмертное желание, или Поворот судьбы


Русанов Владислав - Ворлок из Гардарики
Русанов Владислав
Ворлок из Гардарики


Шилова Юлия - Встреча с мечтой, или Осторожно: разочарованная женщина!
Шилова Юлия
Встреча с мечтой, или Осторожно: разочарованная женщина!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека