Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

— Хранилище.
— Что здесь хранится?
— Великие Вещи.
— Я серьезно.
— Я тоже. В этой пирамиде хранится Вещь, которая мне нужна дозарезу. Попробуем ее найти. И помолчи, мне не до ликбеза.
Вошли в отверстие тоннеля, ведущего в глубь пирамиды. Тоннель, попетляв, вывел их в странной формы перепончатый зал с удивительной конструкцией и центре в форме ротонды.
— Это она, великая вещь?
— Это саркофаг царя Ликозидов. Стой здесь, наблюдай, слушай, готовься.
— К чему?
— К встрече. Скоро здесь должен объявиться гость. Точнее, хозяин.
— Этот… как его… царь Ликозидов?
— Хранитель МИРа. Тихо!
Меринов прижал палец к губам, бесшумно двинулся к многокрылой ротонде саркофага, светящейся изнутри, как полупрозрачное молочно-белое стекло-Инна почувствовала озноб, передернула плечами, подумав, достала пистолет.
И тотчас же перед Маратом Феликсовичем соткалась из воздуха человеческая фигура в светло-сером плаще, похожем на монашескую рясу, с крестом на груди, Инна пригляделась и поняла, что на самом деле это не крест, а квадратная пластинка из тусклого белого металла с каким-то сложным рисунком.
— Хранитель Никандр, — остановился Меринов.
— Иуда Рыков! — отозвался седобородый старец густым басом. — Что тебе здесь надобно?
— Я думаю, ты догадываешься, старик.
— Может, да, а может, и нет.
— Я знаю, что, помимо саркофага с инициатором тхабса, твой МИР прячет еще одну Великую Вещь.
— Какую же?
— Интегратрон.
Старец пожевал губами, перевел взгляд на Инну, покачал головой.
— Ты ошибаешься.
— Шалишь, старик. Мне это сказал твой коллега Петр, перед смертью, царствие ему небесное. И я склонен ему верить.
Никандр нахмурился.
— Петр… умер? Я этого не знал. Когда, отчего?
— Я испытал на нем новый суггестор «пламя», или в просторечии «болевик». Он не выдержал.
Глаза Хранителя метнули молнии.
— Ты лжешь!
Меринов усмехнулся.
— Хочешь, проэкспериментируем?
— Ты посмеешь… поднять руку… на Хранителя?!
— А чем ты лучше остальных людишек? Только тем, что заведуешь сокровищницей Инсектов. Тем не менее я испытаю на тебе «болевик» только в случае твоего отказа. Петр отказал, но успел-таки назвать тебя и твой МИР, где хранится Интегратрон. Мне он нужен, хочу омолодиться. Открой к нему доступ, и останешься жить.
— Ты мне угрожаешь?!
Воздух зала пронзила молния невидимого разряда, и Марат Феликсович отлетел на несколько шагов назад, как от удара сваей. Однако на ногах удержался. Губы его изогнулись в хищно-презрительной улыбке.
— Ты ослабел, старик. Да и не тебе меня останавливать. На мне нагрудник Бабуу-Сэнге плюс отражатель силы, плюс вот эта машинка. — Меринов вытащил из кобуры необычной формы пистолет с шестигранным дулом и колючим «воротником». — Знаешь, что это такое?
— Я… тебя… не пущу! — тяжело ответил Хранитель.
— Предлагаю договориться. Ты знаешь, что в «розе» идет охота на иерархов. В живых остались единицы, они бегут сюда, но Зверь настигнет их и в нашей «запрещенной реальности», а потом примется за вас.
— Это неизвестно.
— Тебе неизвестно. У меня же есть информация о планах Заказчика.
— Кого ты имеешь в виду?
— Конкере, разумеется. Он на свободе. Или ты этого не знал?
— Ему здесь нечего делать.
— Ошибаешься, у него есть конкретные планы относительно нашей реальности, готовится новое Изменение, так что скоро придет эпоха второго Пришествия Творца человечества, эпоха Монарха Тьмы, как вы его называете. Но вы ему станете мешать. Выводы сделай сам.
— Тебе-то уж точно этого не видать!
Марат Феликсович нахмурился, сделал знак рукой, подзывая секретаршу, но почти незаметно, чтобы собеседник этого не понял.
Инна быстро переместилась влево, деловито выбирая сектор стрельбы. Для нее седой хозяин пещеры (как она поняла) являлся лишь предполагаемой мишенью, противником босса.
Хранитель снова посмотрел на нее темным взглядом, и девушка споткнулась, вдруг ощутив, что не может сделать больше ни шагу, а также поднять руку.
— Уходи! — проговорил Никандр таким гулким басом, что завибрировали стены зала.
— Значит, ты предпочитаешь умереть? — уточнил Меринов хладнокровно.
— Тебе здесь не пройти! Интегратрон не игрушка, ты его никогда не найдешь!
— Упрямый старый осел! Ты плохо знаешь мои возможности! Еще раз…
Глаза Хранителя вспыхнули золотым огнем.
Меринова снова отнесло назад на несколько метров, однако и на этот раз он устоял. А потом ответил.
Пространство пещеры исказила молния невидимого разряда, и, несмотря на то что фигура Хранителя оделась в защитный лучистый ореол, он взвился в воздух, как воздушный шарик, и ударился о стену пирамиды Ликозидов. Лучистый ореол погас. Никандр сполз на пол, уперся ладонями в оплавленные камни, тряхнул головой. Он сейчас напоминал боксера, пропустившего нокаутирующий удар.
— Я предупреждал, старик, — процедил сквозь зубы Марат Феликсович. — Тебе меня не остановить, мы в разных весовых категориях. Где хранится Интегратрон? Отвечай, не заставляй меня напрягаться.
Хранитель с трудом поднялся на ноги, перевел дух. Взялся рукой за висящий на груди квадратик мандалы.
— Именем Первого заклинаю…
— Кретин упрямый! Я же тебя в порошок сотру, в пыль…
— … силу Пракамья вызываю! — закончил Никандр.
Вокруг него снова засиял лучистый золотисто-оранжевый ореол, выбросил к Меринову копье света.
Марат Феликсович в ответ также покрылся слоем фиолетово-синих искр, но сдержать психоэнергетический удар противника не смог, отлетел к стене пещеры, перекувырнувшись через голову.
— Ах ты, старый пень! — вскочил он, ощерясь. — Достал-таки! Что ж, ты сам этого хотел!
На груди Меринова разгорелся язычок алого огня — это включился «нагрудник справедливости», увеличивая силу владельца. Через всю пещеру протянулся к Хранителю рукав багрового света, вонзился в тело Никандра, но растекся тонкой пленкой поверх «огненного плаща» старика и погас.
Однако и световое копье Никандра также не достигло цели, разбившись на десятки тонких струек. Силы противников оказались примерно равными, несмотря на различие эмоций, их порождающих.
И в этот момент в бой Посвященных вступила Инна.
Раздались один за другим несколько выстрелов, породивших гулкое эхо в объеме зала. Пули, выпущенные из «волка» с расстояния в десять метров, нашли цель безошибочно. И хотя Хранитель отреагировал на выстрелы и даже нейтрализовал пули — вспыхнули и погасли пять струек дыма, — от удара Меринова, воспользовавшегося моментом, защититься Никандр не успел. Взлетел в воздух, разделяясь на три зыбящихся силуэта, два из них через мгновение пропали, третий обрел массу и тяжело рухнул на пол пещеры. Почему он не воспользовался тхабсом, спросить было не у кого. Возможно, Хранитель верил в свои силы и не допускал мысли, что может проиграть.
Меринов присел на корточки: ноги дрожали, во рту пересохло, сердце колотилось о ребра, голова гудела. Все же Хранитель был мощным противником и вполне мог выиграть бой, призвав на помощь коллег. Но не сделал этого.
— Добить? — деловито предложила девушка, держа под прицелом голову старика.
— Не спеши, — буркнул Марат Феликсович, поднимаясь, подошел к поверженному Хранителю. — Нужно его допросить.
— Он в отключке.
Меринов направил на лежащего ствол «глушака», нажал на курок.
Ничего с виду не произошло, не сверкнуло пламя, не раздался ни один звук, лишь Инне показалось, что ее обдала волна морозного воздуха.
— Вставай! — гулко проговорил Меринов, — Отвечай на вопросы!
Хранитель пошевелился, сел. Глаза его были открыты, но пусты.



— Где Интегратрон? Я знаю, что он хранится именно в твоем МИРе.
— Он… здесь… — глухо, без интонаций, ответил Никандр.
— Где?
— Саркофаг…
— Саркофаг выполняет функции Интегратрона?!
— В определенный момент времени…
— Что это значит?
Хранитель пошевелил губами, но молчал.
— Отвечай! В каком таком определенном моменте?!
— Каждая Великая Вещь хранится в своем моменте времени. Интегратрон спрятан в тысяча девятьсот сорок первом году, двадцать второго июня, четыре часа утра, двадцать две секунды… ровно на двадцать две секунды…
— Черт! — Марат Феликсович посмотрел на спутницу. — Как это понимать? — Перевел взгляд на Хранителя. — Ты хочешь сказать, что Интегратрон доступен лишь в этот момент времени в прошлом? Именно двадцать второго июня, в четыре часа утра?
— Так хранятся все Вещи…
— Бред! Как же вы контролируете, там они или нет? У вас есть машина времени?
— Тхабс…
— Что?!
— Тхабс… может… переходить… в интервал… разрешенной… хроноинверсии… — Глаза Хранителя остекленели, речь стала невнятной. Он вздрогнул, проговорил непонятную фразу и упал лицом вниз.
— П… ц! — прокомментировала Инна, опуская пистолет.
Меринов нервно потер ладонь о ладонь, стряхнул на пол струйки тающих багрово-фиолетовых искр.
— Никогда бы не подумал…
— Что?
— Что Великие Вещи хранятся в определенных моментах времени. А я обыскался их в МИРах! Какая великолепная идея! Теперь надо лишь выяснить, как до них добраться. Старик проговорился — через тхабс… Неужели я чего-то не знаю? Или и в самом деле тхабс может работать в режимах временной инверсии? Попробовать, что ли?
— А с ним что делать?
Марат Феликсович очнулся.
— Добей его, он нам уже не нужен. И возвращаемся. Экспериментировать с тхабсом лучше в знакомой обстановке, здесь чужая территория, еще Хранители слетятся.
В зале раздались два выстрела.
Глава 12ДЗИ-НО-РИН

Первый же эксперимент с тхабсом едва не закончился для Артура трагически. Тарас не предупредил его о возможных последствиях выхода в мирах с другими физическими условиями и законами, а «просить» тхабс о защите Артур еще не умел. Вышел же он в «ближайшем» от земного «лепестке розы реальностей», то есть на Луне. Если бы не его реакция, хватило бы и трех-четырех секунд, чтобы остаться на Луне навсегда — в виде ледяной статуи. Но, получив самый настоящий «нокдаун холода» — температура «атмосферы» на поверхности Луны, в тени, при отсутствии солнечных лучей, достигает минус двухсот сорока трех градусов по Цельсию, — Артур охнул и тут же инстинктивно «выдернул» себя из «реальности номер 2» обратно на Землю.
Несколько минут он приходил в себя, оттирал озябшие нос и уши, вспоминал лунный пейзаж. Луну он знал плохо, поэтому уточнить, в каком именно районе его «высадил» тхабс, не представлялось возможным. Перед глазами стояла стена кратера и угольно-черное небо над ней, усыпанное немигающими колючими звездами.
— Будь осторожен, — вспомнился совет Тараса. — Вход в безвыходное положение, как правило, бесплатный, а за выход надо платить.
— В какой валюте? — озадачился Артур.
— Иногда валютой является жизнь, — был ответ.
Мог бы и предупредить, подумал Суворов недовольно, что на Луне нет воздуха.
Сам думай, прежде чем куда-то прыгать, назидательно проговорил внутренний собеседник. Тебе дали классную возможность бесплатных путешествий по миру, пользуйся, нодумай о последствиях.
Умный больно, ответил себе Артур со вздохом. Сам знаю, что рисковать надо расчетливо. С другой стороны, кто не рискует, тот не пьет шампанского.
Это ты скажи тем, кто после риска уже ничего не пьет.
Ладно, зануда, я буду предельно осторожен.
Артур напился горячего чая, сел в кресло перед телевизором, не спеша его включать, принялся анализировать полученную от Тараса информацию.
В «замке» Ликозидов они находились недолго,
Артур испытал удивительные ощущения, лежа в углублении саркофага, включенного спутником, но потом так и не смог их внятно описать.
Он куда— то падал, пробивал телом какие-то стены, горел и замерзал. Потом в него кто-то лез со скрипом, вынимал из черепа мозг, разбирал на части, собирал снова. В голове после этого обнаружились «лишние детали», вспыхивали и гасли галактики странных видений, превращаясь в пульсирующие горячей кровью узлы и дыры, которые впоследствии куда-то исчезли. Однако одна такая «дыра» осталась -нечто вроде опухоли, отзывающейся на мысли хозяина вспышками «тонкого инфракрасного» света. Возможно, это обнаруживала себя нейронная структура мозга, запрятанная в гипофизе, которая отвечала за «включение» тхабса.
— Я спешу по делам, — сказал Артуру его новый учитель, — поэтому будешь экспериментировать с собой самостоятельно. Но будь осторожен. Эта штука опасна. Хочешь, испробуем ее сейчас? Ты перенесешь нас обоих из этого зала прямо к себе домой, а я подстрахую.
— Нет! — испугался Артур. — Не сейчас! Я… не смогу… потом как-нибудь… лучше вы…
Тарас возражать не стал, и они действительно перенеслись в квартиру Суворова, оставив в глубинах земли модуль иной реальности, построенный разумными тарантулами.
Тарас вскоре исчез, пообещав появиться через какое-то время, а Суворов долго разбирался в своих ощущениях, веря и не веря, что получил необыкновенные способности мгновенно переноситься на большие расстояния, собирал растрепанные и разбежавшиеся мысли и укладывал по полочкам чувства.
Экспериментировать с тхабсом в этот день он не стал. Вечером сходил с приятелем Валерой в ресторан, пребывая в эйфорически-приподнятом настроении, хотел было похвастаться ему приобретенной «магической силой», но вовремя передумал. Зато удивил Валеру своим поведением.
Машину он поставил напротив ресторана, прижав к тротуару, а когда попытался отъехать, обнаружил, что дорогу перегородил черный «бумер» с блатным номером Д666УБ. Водитель «БМВ» сидел на месте, курил, но на жесты Артура: подвинься, мол, — не реагировал, лениво пускал дым в открытое окно и слушал жуткое звуковое бухалово под названием «музыка».
— Подождем, — сказал приятель, — с такими лучше не связываться. Ты ведь не торопишься?
Артур помедлил, прикидывая варианты ситуации, и вылез из своей спортивной «Лады». Подошел к «бумеру», ощущая странный трепет мышц и легкость движений. Мир вокруг стал прозрачным, зыбким и эфемерным, диапазоны слуха и зрения раздвинулись, душу наполнили сила и уверенность в том, что ему подвластны любое воздействие на окружающих, любое изменение обстановки. Лишь позже, загнав машину в гараж, он понял, что у ресторана его сознание само собой включило некую психическую сферу, которую Тарас называл «пространством адекватного ответа», и Артур, преодолев порог чувствительности внешних психофизических полей, по сути превратился в модулятор среды. Он дажевспомнил название силы, инициированной сознанием:шунъята— «пустотность», помогающая «устранению зла возникшего» и «недопущению зла возможного».
— Друг, сдай назад на полметра, — проникновенно проговорил Артур, сам удивившись звучности и бархатистой значительности своего голоса.
И водитель — квадратная морда, бритый череп, золотая цепь на груди, золотая серьга в ухе, черные очки — вдруг ни слова не говоря отъехал назад, освобождая проезд.
— Ну ты даешь, Суворов! — с уважением сказал Валера, когда ресторан остался позади. — Что ты ему сказал?
— Я был предельно вежлив, — пробормотал в ответ Артур, пытаясь разобраться в своем поведении.
И сделал вывод, что Тарас был прав: умение адекватно реагировать на внешние вызовы, мгновенно выбирать оптимальную стратегию поведения, наверное, важнее умения драться. Хотя Артур не отказался бы научиться и «настоящему» боевому искусству.
Спал он плохо, ворочался. Зато видел сны, один из которых запомнился, как цветной фильм.
Зеленая холмистая равнина, поросшая необычной метельчатой травой и хвощами. Заросли не менее экзотического кустарника с шапками ярких розовых и сиреневых цветов.Лес вдали: гигантские сосны, а может быть, лиственницы, пальмы, круглые, как шары, деревья неизвестной породы.
Крепость на ближайшем холме, удивительно правильных геометрических очертаний, с рядами отсверкивающих изумрудных выпуклых щитов. И огромное летающее сооружение неподалеку, напоминающее ажурное складчатое крыло с висящими бахромчатыми краями, темно-зеленого цвета, с голубоватыми и более яркими прожилками.
Сооружение медленно плыло на высоте полукилометра к крепости, тая непонятную угрозу. Но, видимо, обитатели крепости хорошо представляли степень этой угрозы и не стали ждать, когда летающая махина размером с земной авианосец приблизится вплотную.
У основания крепости началось какое-то движение, из круглых дыр посыпались наружу сверкающие изумрудной зеленью тела, образуя шеренги, и вдруг разом в небо взвилась туча… насекомых! Это были гигантские жуки!
Летающее крыло остановилось, окуталось слоем неярких в свете дня искр и метнуло в тучу жуков столб вихрящегося розово-фиолетового огня. И тотчас же с одного из шпилей крепости сорвалась голубая молния, вонзилась в сооружение, срезая часть бахромчатых хвостов.
Чем закончилась битва необычных противников, Артур не увидел, проснулся. А после недолгого размышления понял, что сон скорее всего навеян рассказами Тараса о предках человечества — Инсектах, которые вели между собой непрерывные войны.
С тхабсом же он начал упражняться уже утром, после зарядки и завтрака, и оказался на Луне…
Первым его побуждением было бросить эксперименты ко всем чертям, отказаться от предложения Тараса и зажить прежней свободной жизнью. Но любопытство пересилило. Он еще не испытал возможности тхабса в полной мере и не попутешествовал по «розе реальностей», представлявшей собой многомерную сложную физическую конструкцию, конгломерат миров с разными законами и условиями жизни.
Напившись чаю, Артур переоделся в более подходящий для экстремальных путешествий костюм: штаны с водоотражающим слоем для скоростных спусков на лыжах, такая же куртка, плотная рубашка, вязаная шапочка, кроссовки — и с дрожью в коленях «приказал» сам себе перейти в состояние тхабса.
Красный свет брызнул в глаза, дыхание пресеклось, тело словно окунули в полынью зимой! Однако на сей раз удар холода не был столь сильным и внезапным, как на Луне. Температура воздуха в месте выхода не превышала минус пятидесяти градусов по Цельсию. А вот дышать здесь было практически нечем. Поэтому, хватанув ртом обжигающий легкие разреженный, как на большой высоте, воздух, да еще и лишенный кислорода, Артур тут же скомандовал себе «отступить без боя» и оказался в своей квартире, полной знакомых запахов.
— Уф! — выдохнул он, зябко тряся руками, засмеялся. — Кажется, я начинаю привыкать. Надо только уточнить у Тараса, как он обходится без скафандра, попадая в открытый космос.
Суворов унял дыхание, вытер пот со лба, размышляя над тем, что увидел.
Сомнений не было: тхабс перенес его на Марс, который, с одной стороны, представлялся физическим объектом — планетой, а с другой — одним из «ближайших» к земному «лепестков розы реальностей». Каким образом эти две разные сути мира объединялись в одну общую сложную структуру, Артур не представлял. Не хватало фантазии. Но помнил слова проводника, что в «розе» существуют и гораздо более экзотические объекты, не поддающиеся никакому геометрическому описанию.
А что, если попробовать махнуть в прошлое? — пришла неожиданная мысль. Тарас намекал, что тхабс может посылать хозяина не только в пространства «розы», но и в прошлое, создавая «виртуальные кротовые норы» во времени. Почему бы не посмотреть на Инсектов во времена их господства?
Вспомнился недавний сон — эпизод сражения разных видов Инсектов, жуков и ос, если только тот летающий дредноут принадлежал осам. Захотелось посмотреть, чем все закончилось, хотя Артур и сомневался, что тхабс перенесет его именно в нужный момент времени, затерявшийся в бездне прошлого.
Он сосредоточился на внутреннем диалоге с тхабсом, как учил Тарас, представил ту самую зеленую равнину, поросшую хвощами, холм, крепость разумных жуков на его вершине. Добавил мысленно, будто тхабс был собеседником: «Неси меня туда!»
Неизвестно, что сработало. Правильная ориентация тхабса или сильное желание Артура побывать в прошлом. Но вышел он из «временного тоннеля» примерно там, где хотел.
Та же зеленая бескрайняя равнина с редкими пологими холмами, поросшая травой и хвощами разных видов. Равнину пересекает река. Небо глубокого синего цвета кажется бездонным, по нему быстро несется череда ослепительно белых облаков. Горизонт кажется ближе, чем на Земле, но этому имеется объяснение: в мезозое диаметр Земли был меньше, чем в эпоху расцвета человечества. Оттого и сила тяжести здесь чуть выше, на пару-тройку процентов, что отражается на чувствах как физическое недомогание или утомление после спортивных соревнований по тяжелой атлетике.
Готовый в случае опасности дать деру, сбежать в свой уютный домашний мирок, Артур принюхался: кислорода вполне достаточно, но много незнакомых запахов — и поднялся на вершину близкого холма. И тут же присел на корточки, втянув голову в плечи.
Над холмом с тихим гулом пролетела знакомая махина в форме складчатого крыла из янтарного, с бутылочно-зелеными прожилками, материала, напоминающего пчелиные соты. Длина этого летающего левиафана превышала длину футбольного поля, а высота складок достигала десяти-пятнадцати метров.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Ведич
Головачев Василий
Ведич


Круз Андрей - Начало
Круз Андрей
Начало


Прозоров Александр - Испанский поход
Прозоров Александр
Испанский поход


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека