Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

— А куда это вы собираетесь?
— В «розу», — лаконично ответил Вахид Тожиевич.
— На поиски Стаса? Я с вами.
— Нет, ты останешься, — отрицательно качнул головой Василий Никифорович. — Будешь координировать работу всех звеньев, кто знает, когда мы вернемся. Да и за Улей присмотришь.
— Ее же охраняет мейдер Ватолина.
— Подстрахуешь его в случае чего.
Парамонов нахмурился, пожевал губами, наблюдая за соратниками и друзьями, но возражать больше не стал.
— Не рискуйте зря. Если в «розе» идет охота на иерархов, вас там тоже могут погнать, как зайцев. А без синкэн-гата возможности наши весьма ограниченны.
— Не переживай ты так, Иван, — сказал Самандар, пристраивая к поясу нож в чехле и целую батарею метательных пластин. — Отправляясь на свидание с судьбой, я всегда надеваю бронежилет.
Парамонов посмотрел на Котова.
— Останавливай его время от времени, Вахид не знает меры ни в чем, а ты женат, у тебя сын растет.
— Ладно, Иван Терентьевич, — слабо улыбнулся Котов. — Не первый раз ныряем в «розу». Остаешься за главного. — Он глянул на Самандара. — Ты готов?
— Всегда!
— Я поведу.
— Не возражаю.
И оба исчезли.
Иван Терентьевич задумчиво прошелся по гостиной Самандара, опустив голову, но зазвонил телефон, и он поспешил снять трубку.
«Мир А» с «тюрьмой для героев» встретил комиссаров «чистилища» полным безразличием к их замыслам и устремлениям.
Столб— камера, на вершине которого произошло столкновение людей и Асата со Зверем Закона, оказался разбитым вдребезги, как стеклянный стакан. Над морем тумана торчали теперь лишь зазубренные полупрозрачные края «стакана», а глубоко на его дне высилась гора сизого пепла или чего-то похожего на пепел.
— Жаль Асата, — сказал Самандар, разглядывая рыхлую гору. — Он бы нам еще пригодился. Интересно все же, кто запрограммировал его помогать нам? Может быть, Соболев?
— Почему ты решил, что пепел — это все, что осталось от Асата?
— Когда мы убегали отсюда, пепла здесь не было. Как ты думаешь, это Матвей послал Асата?
— Вряд ли мы это когда-нибудь узнаем, — проворчал Василий Никифорович. — И вряд ли это Соболев.
— Почему?
— Вспомни нашу последнюю встречу. Он с трудом проникся нашими заботами, явно устремляясь мыслью куда-то очень высоко.
— Он свое обещание выполнил, а ты свое нет. Котов помрачнел, отвернулся.
— Еще не вечер. Да и он свое выполнил как-то неправильно, раз Ликвидатор остался жив и теперь бегает по «розе», мочит иерархов.
— Он восстановил Закон возмездия…
— Ни хрена он не восстановил! Положение только ухудшилось! И любой закон — дерьмо, если нет средств для его реализации! Все, хватит об этом. Давай решать свою задачу.
— Покличь Асата, вдруг объявится?
Василий Никифорович вспомнил свой опыт «общения» с тхабсом, сосредоточился на ментальном вызове сторожа границы. Однако прошла минута, другая, а «циклоп» так и не отозвался на зов. То ли действительно погиб в бою со Зверем Закона, то ли, посчитав свою миссию выполненной, растворился в пространстве «мира А».
— Жаль, — проговорил Самандар, по лицу Котова поняв, что усилия друга не увенчались успехом. — Хорошая была программа, я даже стал относиться к ней как к живому существу. Что будем делать?
— Если идти от одного «лепестка розы» к другому, потребуется уйма времени.
— Есть другой способ.
— Какой?
— «Сжимающаяся ладонь».
Василий Никифорович с сомнением посмотрел на главного комиссара «чистилища». Речь шла о применении глобального мониторинга ментальной среды.
— Но ведь для этого нужен целый эгрегор силы, нам двоим не справиться.
— Давай попробуем.
— Чтобы нас засекли «сторожевые псы» остальных «лепестков розы»? Или Зверь Закона?
— Хорошо, что ты предлагаешь?
Василий Никифорович прошелся по краю разбитой камеры, поглядывая то на ее дно, то на бескрайнее море тумана.
— Ты говорил, что имеешь косвенные сведения о спуске Стаса и Марии в «нижние» миры «розы».
— Имею.
— Откуда? Кто их видел?
— Их никто не видел, но Стас так и не научился маскировать синкэн, и его появление в «розе» можно засечь. Я подслушал ментальные переговоры «сторожей» галактического ядра, они беседовали о появлении «внутренней дрожи пространства реальности», соответствующей диапазону «устранителя препятствий»,
— Да, — согласился Василий Никифорович. — Синкэн-гата трудно спрятать от взора программы, специально натасканной на обнаружение Посвященных. Я теперь склоняюськ мысли, что синкэн в свое время нам просто подкинули. Случайно на такие вещи не натыкаются,
— Не отвлекайся. У тебя есть идея?
— Давай спустимся на самое «дно розы», в «адовы» миры, где сидит Конкере. Вдруг он каким-то образом захватил Стаса и Машу и удерживает их там?
— Вряд ли это возможно. Они в любой момент могут уйти домой, пользуясь тхабсом.
— И все же я хотел бы убедиться.
Самандар хмыкнул, разглядывая хмурое лицо друга черными непроницаемыми глазами.
— Знаешь, что такое риск? Это победа желаний над доводами рассудка. Но я согласен.
— Тогда веди ты, раз уж протоптал дорожку в инфернореальности.
Самандар мысленно обнял Котова, «включил» тхабс.
Через несколько длинных мгновений они оказались в другом мире.
Мрачная, выжженная, холмистая равнина. Черные, коричневые, серые, фиолетовые, сиреневые цвета, кое-где чуть более светлые полосы, оранжевые плеши песка, белые, как кость, скалы. И толстая, стеклянная на вид стена, пересекающая равнину из конца в конец, разделяющая этот мир на две части.
Впрочем, цвет мира за стеной был таким же угрюмым, разве что равнина там была сплошь усеяна дымящимися кратерами.
Небо, накрывающее равнину по обе стороны стены, напоминало пухлую облачную пелену бурого цвета, которую то и дело в разных концах сотрясали зеленоватые сполохи, словно отсверки бушевавшей где-то за горизонтом грозы. Изредка из этой пелены на равнину начинал струйками сыпаться черный пепел. Но не это привлекло внимание Посвященных.
В стене, разделявшей равнину, зияла гигантская звездообразная дыра, края которой вывернулись изнутри фестонами и канделябрами, напоминая застывшее стекло.
Некоторое время земляне рассматривали дыру, принюхиваясь к ментальным полям и местные излучениям. Потом Самандар изрек:
— Врата Ада! Могу побиться об заклад: Конкере здесь уже нет.
— Стас… — пробормотал Василий Никифорович.
— Парень решил испытать синкэн на заклятии, удерживающем Монарха в его тюрьме. И ему удалось его нейтрализовать.
— Еще не факт…
— Только синкэн-гата способен пробить магическую стену, сооруженную когда-то Ангелами «розы».
— Но тогда где он? Где Маша?
Самандар не ответил. Он мог только предполагать, что случилось с бывшим оруженосцем Воина Закона, и предположения эти не вызывали оптимизма.
— Пойдем туда?
Василий Никифорович поежился: этот мир отнимал энергию у любого живого существа, поэтому казалось, что равнину пронизывает леденящий ветер.
— Мы достигли физических и умственных пределов, Вахид. Чтобы идти дальше, нам надо избавиться от самих себя.
— Соболев же сохранил свое человеческое тело.
— Только для контактов с нами. Дальше нам пути нет. Возвращаемся.
— Куда?
— Домой.



— Может быть, все-таки рискнем?
— Сам только что корил меня за риск. Нам нужны спутники: Иван Терентьевич, Уля, Юрьев — если мы его найдем, Хранители, если кто-то из них согласится присоединиться кнам. Вдвоем мы дорогу в Ад не осилим. Но если Монарх Тьмы вырвался на свободу… представляешь, что может произойти? Взгляды мужчин встретились. Они хорошо понимали друг друга без слов.
Глава 11ПОИСКИ ИНТЕГРАТРОНА

Энергия бурлила в жилах и требовала выхода. Марат Феликсович едва не кончил, с трудом удержавшись от извержения семени. Конечно, он мог бы снова «сбросить пар» на секретарше, ждущей этого момента, но у него были другие намерения.
Завершился третий успешный запуск программы психоэнергетического «отсоса»: первый был проверен на депутатах Госдумы (ох и паника там началась потом, обсмеяться можно), второй — на пассажирах станции метро «Полежаевская», и вот теперь — на работниках и посетителях Останкинской телебашни; всего их набралось чуть больше ста семидесяти человек. И все же эффект подзарядки ощутимо повысил пси-заряд Меринова, заставив его испытать непередаваемые ощущения эйфорической вседозволенности.
Бросив взгляд на секретаршу (глаза Марата Феликсовича светились, как у кошки в темноте), он опять же с трудом удержался от соблазна сорвать с Инны одежду (это уже начинало входить в привычку) и переключил сознание на решение более важной задачи — объединение всех, ранее подвергнутых пси-атаке, людей в единую мистическую систему, которая могла бы стать его энергобазой для последующих экспериментов с реальностью. Целью же Рыкова-Меринова было создание глобального эгрегора для беспрепятственного программирования человечества. Иными словами, Марат Феликсович хотел сделать то же самое, что когда-то Монарх Тьмы с Блаттоптера сапиенс, — «подкорректировать» вид хомо сапиенс таким образом, чтобы получился новый вид разума. Но поскольку Монарх теперь оказался на свободе и вынашивал планы своего следующего Изменения, он таким образом начинал мешать Меринову в осуществлении своего замысла. Вот почему Марат Феликсович спешил, экспериментируя с «отсосами» пси-энергии, не боясь расследования спецслужбами внезапных потерь сознания большими коллективами людей. Он надеялся запрограммировать население России раньше, чем ученые и эксперты ФСБ поймут, что происходит.
Соединение обработанных «глушаком» людей в единый пси-организм прошло на сей раз быстро и успешно. Набралось около полутора тысяч пси-сфер, достаточно мощный эгрегор, способный действовать по приказу как единое целое, несмотря на разделяющие людей расстояния.
«Ждите, мои подданные! — мысленно потер руки Марат Феликсович. — Скоро наступит и ваша очередь стать генератором силы. Когда нас будет не полторы тысячи, а сто пятьдесят миллионов человек, ни один иерарх не сунется в Материнскую реальность! Владеть ею буду я!»
Однако Меринов ошибался. Существовал объективный закон социальных отношений, не имеющий обратной силы, многократно примененный к России: мелкие люди, оказавшись во главе великой державы, низводят ее до своего уровня. А глубина души у Рыкова-Меринова была совсем ничтожной. Зато присутствовали амбиции…
Ощущения окрыленности и мощи, распиравшей тело, ушли.
Марат Феликсович «выпал» из ментального мира в реальный, помял лицо, сбросил шлем пси-оперирования.
— В следующий раз объектом БГ будет армия.
— Батальон? — уточнил Симон, на лице которого не дрогнул ни один мускул. — Полк?
— Дивизия. Координаты я укажу позднее.
— На сколько пси-сфер настраивать генератор?
— На десять тысяч человек.
— Сделаем, Марат Феликсович.
Меринов бросил взгляд на объемный экран компьютера и вышел из центра управления «Большим глушаком», увлекая за собой разочарованную секретаршу.
В начале одиннадцатого — вечер не принес облегчения, в городе царила жара и духота — Марат Феликсович со спутницей ужинали в ресторане «Обломов» на Пятницкой. Инна, зная нелюбовь босса к пустопорожней болтовне, помалкивала. Меринов тоже молчал, размышляя о чем-то. К концу ужина он вспомнил о своем поручении.
— Что удалось выяснить о «чистилище»?
Девушка виновато опустила голову.
— Оно действительно возродилось. Только называется теперь «СМЕРЧ» — от слов «смерть чиновникам».
— Баловство, — хмыкнул Меринов.
— Однако действуют чистильщики очень профессионально, следов не оставляют, кроме своих визиток, и найти их штаб нам пока не удалось.
— Я помогу.
Инна с любопытством посмотрела на шефа, рассеянно ковырявшего мясо во фритюре.
— Каким образом?
Красиво очерченные губы Марата Феликсовича, притягивающие взоры женщин, изогнулись, отчего лицо его стало неприятным, чванливым.
— Секрет фирмы. Приедем домой, и я тебе дам адрес их штаба.
Ужин закончился в молчании.
Охранники подогнали «Кадиллак», Инна села за руль.
Через полчаса машина въехала на охраняемую территорию семиэтажного элитного строения, известного под названием «Петровъ дом». Он был возведен практически в центре столицы, рядом с Кремлем, в трехстах метрах от Красной площади, недалеко от Большого театра, отеля «Мариотт-Аврора» и Петровского пассажа. И жили здесь весьма уважаемые в столичных тусовках люди, от худруков московских театров и актеров до членов правительства.
Марат Феликсович тоже имел в доме апартаменты общей площадью в двести сорок квадратных метров, с большими панорамными окнами, с потолками высотой в три метра шестьдесят сантиметров и современной бытовой инженерией. Для управления встроенной в стены, пол и потолок техникой существовал специальный компьютерный терминал.
— Я остаюсь? — утверждающим тоном спросила девушка.
Хозяин молча прошел в одну из туалетных комнат, что означало согласие.
Инна хлопнула в ладошки и, сбрасывая на ходу платье, скрылась в другой ванной комнате; всего их было четыре.
Марат Феликсович разделся, залез под душ, настроился на вход в ментал. Струи воды, приятно щекотавшие кожу, помогали ему нейтрализовать мышление и активировать интуитивное сознание, не связанное с озарением. Через минуту он превратился в особую «антенну», принимающую все излучения, в том числе и торсионные, и отражающую суть происходящих в ментале — общем энергоинформационном поле Земли — процессов. «Сторожевые псы» иерархов, контролирующие границы ментала особые программы, не заметили появление «антенны» Меринова, знавшего способы защиты от них.
Стены ванной комнаты исчезли.
Горизонты раздвинулись.
Дух Марата Феликсовича вознесся над домом, над всей Москвой, над материком. Стали видны сгущения и всплески пси-торсионных полей, пульсация энергетических узлов и линий, складывающихся в единую живую сеть. Обозначился и «личный» эгрегор Меринова, отличающийся от других «инфрафиолетовым» цветом. Но ему сейчас он был не нужен. Среди тысяч и миллионов пульсирующих вразнобой пси-сфер надо было отыскать ту, которая соответствовала энергетике руководителей «чистилища». А поскольку они были не просто магическими операторами Круга, а Посвященными высоких степеней, их ауры вряд ли «светились» в общем психополе человечества.
Марат Феликсович напрягся, перешел на уровень «дьявольского понимания» мира.
Территория России, видимая как бы с высоты ста километров, потемнела, сеть пси-потоков на ней потускнела, размылась, почти исчезла. Зато проявились мигающие звездочки отдельных пси-сфер, обладатели которых имели большой экстрасенсорный потенциал.
Марат Феликсович сузил поле зрения до территории Москвы, огляделся, представляя собой сейчас бесплотного исполина, нависшего над городом.
Просияла золотом тонкая паутинка на севере столицы, в районе Митино. Она тут же распалась струйкой дыма, растаяла, будто почувствовала психоэнергетический взгляд маршала Сверхсистемы, но Марат Феликсович уже зафиксировал ее координаты и не сомневался, что определил местоположение кого-то из руководителей «СМЕРЧа». Звездочка пси-узла мерцала знакомо, тревожаще, воинственно. Так «пахло» «чистилище», доставившее Меринову-Рыкову в прошлом много неприятных переживаний и сюрпризов.
Он вышел из ментала, полежал, расслабляясь, в ванной, появился в гостиной в атласном черном халате с драконами.
Инна уже успела привести себя в порядок и ждала босса, сидя на роскошном диване в полупрозрачном халатике, закинув ногу на ногу.
— Запоминай адрес, — проговорил Марат-Феликсович, лаская взглядом грудь девушки. — Митино, улица Кошкина, дом тридцать три.
— Что вы имеете в виду? — удивилась секретарша.
— В этом доме находится штаб-квартира «чистилища».
— Откуда вы знаете?
— Не задавай глупых вопросов. Займешься ими завтра, разработаешь план ликвидации. Это люди Круга, и их надо останавливать, пока они еще не наладили систему. А пока иди ко мне.
Инна вспорхнула с дивана…
* * *

Ночью, когда любовница уснула, Марат Феликсович прошел в свой кабинет и переоделся в спецкомбинезон, имевший на груди и на спине вшитые пластины из сверхпрочного углепластика, выдерживающие удар автоматной пули с расстояния в пять шагов. Кроме того, в нагрудный карман комбинезона был пристроен «нагрудник справедливости» — «мандала власти», принадлежащая когда-то координатору российского Союза Неизвестных Бабуу-Сэнге. Она уцелела. А так как мандала олицетворяла собой уровень «дьявольского милосердия», ее обладатель мог не бояться многих психоэнергетических атак вплоть до этого уровня.
— Куда это вы собрались? — возникла на пороге Инна, кутаясь в простыню.
Меринов хотел было грубо осадить секретаршу, выгнать, но подумал и решил подстраховаться, справедливо полагая, что телохранители такого класса лишними никогда не бывают.
— Собирайся.
— Куда мы пойдем?
— Нанесем визит одному деятелю Круга. Он прячет нужную мне вещь.
— Кто он?
— Хранитель. Поторопись.
Инна убежала и вскоре вошла в гостиную в таком же пятнистом комбинезоне, только без встроенной защиты.
— Оружие брать?
— Вряд ли оно понадобится, но все же возьми на всякий случай.
Секретарша вышла в прихожую и вернулась с пистолетом «волк» и с ножом в чехле, рассовала оружие и запасные обоймы по карманам.
— Я готова.
— Не вмешивайся ни в какие разборки, что бы ни происходило, пока не позову.
— Слушаюсь.
Марат Феликсович помедлил, взвешивая собственное решение еще раз, и привел в действие тхабс.
Через несколько мгновений они вышли из канала «внепространственного магического движения» в пещере под Троице-Лыковской церковью, где высился развороченный взрывом, но все еще геометрически совершенный и красивый замок Ликозидов.
Инна попала сюда впервые, поэтому, пережив приступ страха от «падения в бездонный колодец», замерла на месте, разглядывая сооружение разумных тарантулов. Меринов же сразу направился к одной из дыр, усеивавших основание пирамиды, чутко прислушиваясь к тишине зала и «шепоту ментального пространства» вокруг.
— Не отставай.
— Что это?! — очнулась девушка, догоняя начальника.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Браун Дэн - Утраченный символ
Браун Дэн
Утраченный символ


Шилова Юлия - Хочу замуж, или Русских не предлагать!
Шилова Юлия
Хочу замуж, или Русских не предлагать!


Вронский Константин - Сибирский аллюр
Вронский Константин
Сибирский аллюр


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека