Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Илья помолчал, всматриваясь в стену камыша, проплывающую мимо в полусотне метров.
— Возможно, это наше испытание.
— Какое еще испытание?
— Нам предстоит гораздо более опасный поход в мир Морока, и мы должны доказать, что это нам по силам.
— Мы уже не раз доказывали раньше... — Антон осекся.
— Вот именно, — буркнул Илья, — раньше, три года назад. Кто-то хочет убедиться, сможем ли мы вернуть былые кондиции.
— Мы... — криво улыбнулся Антон. — Ты-то в хорошей форме. Речь идет обо мне, разве не так?
— Потом поговорим, не отвлекайся.
Они снова заработали веслами, прислушиваясь не только к природным звукам, долетавшим с берега, но и к внутренним ощущениям, зачастую опережавшим внешнее проявление источников шума.
Чухломское озеро было почти круглым, имея в диаметре сорок восемь километров, поэтому его периметр составлял около ста пятидесяти километров. Чтобы обследовать все его берега, потребовалось бы не меньше суток. Но поскольку разведчики уже получили подсказку, где искать Лик Беса, Илья сразу же направил лодку в сторону села Большой Починок. По прямой от пристани Чухломы до села было всего километров пятнадцать (Илья хорошо изучил карту местности, выданную Георгием еще в Москве), и лодка преодолела это расстояние за полтора часа.
Сориентировались, руководствуясь далеким собачьим лаем и пением петухов. Подошли поближе к берегу. Здесь и начиналось болото, отделяющее село Большой Починок от озера. Оно занимало полосу берега длиной двадцать и шириной около трех километров. Вполне могло быть, что монахи Храма использовали болото в качестве охранной зоны своих тайников и действительно упрятали Лик Беса на каком-нибудь островке посреди болота.
— Звенит... — поежился Антон.
Илья не ответил, прислушиваясь к москитному звону «сторожевой паутины», накрывшей берег и часть озера. Не приходилось сомневаться, что и здешние места были магически настроены на отпугивание людей, а это, в свою очередь, означало, что кто-то сильно не хотел видеть здесь нежданных гостей.
— Посторонним вход воспрещен, — прошептал Антон. — Хотя это может быть и ловушка.
Илья кинул взгляд на перстень. Фиолетовая искорка стала появляться в его камне чаще. И все же Вратами здесь не пахло. Магидат просто реагировал на повышенный магический фон.
— Идем к берегу.
Они налегли на весла, все так же поддерживая себя в «охотничьем» состоянии.
Полоса камыша и высоких метельчатых трав, за которой начинался низкий топкий берег, приблизилась. Лодка уткнулась в нее, повернула, следуя изгибам стены.
— Ищи проход.
— Ищу.
Прошли полчаса, час, гребцы утомились, но упорно шли вдоль берега, пытаясь найти подходы к болоту. Если служители культа Морока и в самом деле спрятали Врата на болоте, то к тому месту должна была вести протока.
— Стоп! — скомандовал Илья, угадав в сплошных зарослях более светлую арку. — Сюда!
Подплыли ближе, осторожно втиснули лодку в узкую щель между плотными островками травы.
Внезапно похолодало. Оба замерли, обращаясь в слух.
Магидат замигал чаще, а цвет его свечения сместился от фиолетового к красному диапазону.
Вслед за волной холода с берега прилетел низкий подземный гул. Лодку качнула волна.
— Что за черт?! Колдовская «мина» рванула?!
— Вполне...
— Уходим?
— Не спеши, сторожа этих мест на это и рассчитывают. Плывем дальше.
Лодка заскользила по расширившемуся проходу и вскоре вышла к заводи, окруженной со всех сторон стеной камыша и тростника. Берег озера в этом месте представлял собой слой торфа, который возвышался над водой всего на полметра и казался твердым как камень. Впрочем, он и в самом деле был засохшим, достаточно прочным и упруго пружинил под ногами, А слева, под склонившейся к воде стеной кустарника, виднелась корма затопленной лодки и часть весла.
— Посланец Георгия, — пробормотал Антон. — Вот откуда он не вернулся. Что показывает компас?
— Ничего, Врат здесь нет. Но что-то есть...
— Что?
— Возможно, еще одна «мина».
— В таком случае нас пытаются заманить в ловушку.
— Вероятно.
— Тогда надо срочно валить отсюда!
— Пока не убедимся, что Лик Беса отсутствует, не уйдем.
— Но ведь перстень молчит.
— Прогуляемся по бережку, посмотрим, куда ведет эта тропинка, и вернемся.
— Без оружия неуютно...
— Хочешь, дам уморь?
— Я не колдун, — фыркнул Антон. — Тебе дали, ты и пользуйся. Ладно, это я просто пытаюсь отстроиться от звона в ушах, не дает сосредоточиться. Лодку здесь оставим?
— Нет смысла отводить ее на озеро.
Илья вылез на слой торфа, заколебавшийся под ним, топнул ногой.
— Держит.
Вылез и Антон. Оглядевшись, они двинулись по торфяной платформе в глубь болота, нашли проход между кустами ольхи и рябины, углубились в заросли каких-то осоковидных трав. Тропинкой эту естественную дорожку назвать было нельзя, тем не менее было видно, что ею пользовались, и разведчики удвоили осторожность, отмечая все подозрительные кочки и корневые узлы, вслушиваясь в подозрительные шорохи и скрипы.
Дорожка привела к поляне, поросшей сочной травой и мхом. Но это была не поляна, а самая настоящая трясина, о чем и Антону, и Илье шепнула их интуиция. Пройди они еще с десяток метров, и провалились бы в бездонный колодец топи, мирно поджидавший путников.
Еще одна волна холодного воздуха вылилась на поляну. А вслед за ней из лесных зарослей по другую ее сторону хлынул синий — по ощущению, а не по зрительному восприятию — туман. Над острыми кончиками сучьев и трав бесшумно вспыхнули огоньки. Запахло гнилью.
— Метан! — выдохнул Илья. — Быстро назад!
Они метнулись прочь от поляны-трясины, из центра которой ударил в ночное небо фонтан болотного газа. Однако волна метана накрыла их с головой, видимость резко ухудшилась, темп бега снизился, и обоим пришлось переходить на голотропное дыхание, не нуждающееся в легких.
Внезапно Илья отметил нарастание психоэмоционального напряжения по мере того, как они приближались к торфяному берегу, и завертел головой, сосредоточиваясь на ментальном «зрении». И тотчас же обнаружил три тусклые «медузы» — ауры людей, появившихся на том месте, где разведчики оставили лодку. Илья тронул бегущего рядом Антона за рукав, останавливая его.
— Там засада!
Говорить было трудно, волна метана и других болотных газов забивала носоглотку, раздражая гортань.
— Обходим? — выхрипнул Громов.
— Ты влево, я вправо!
Через две минуты оба выскочили на берег озера, пружинящий и мелко вздрагивающий под ногами, справа и слева от прохода, по которому бежали до этого.
Их, конечно же, ждали, но синий туман, выплеснувшийся с берега на озеро, помешал и засадной группе, заставив ее бойцов заняться одеванием противогазов.
Илья обнаружил своего противника на пару секунд раньше, чем тот его. Это был высокий молодой человек в таком же комбинезоне, что был и на Пашине. В руках он держал рогатину. В другое время Илья только посмеялся бы над таким вооружением, но он уже знал, что служители Храма могут использовать в качестве оружия любой острый предмет,а рогатины очень даже неплохо метали энергетические разряды.
Парень среагировал на сгущение тумана слишком поздно. Его рогатина плюнула сгустками лилового свечения, которые с визгом прошили воздух в метре от Ильи, но он был уже в движении, и «выстрелить» еще раз боец засадного отряда не успел. Удар в грудь отбросил его на кусты ивняка, а от второго удара он перелетел через кочку и свалился в воду.
Илья замер на месте, обращаясь в слух.
Слой торфа под ногами продолжал вздрагивать и дрожать, в трех десятках метров от замершего Пашина слышалась какая-то возня. В поле ментального зрения проявились целых три «медузы»-ауры, одна из которых принадлежала Антону, отличаясь по цвету от двух других.
Илья метнулся в ту сторону, чувствуя приближение упадка сил: мышцы требовали кислорода, голотропное дыхание не давало такого объема, какой требовался для интенсивной энергоотдачи.
На этот раз его засекли вовремя.
Одна из «медуз» бросилась к нему наперерез, из синего тумана вылетела извилистая зелено-фиолетовая молния, едва не задела плечо.
Илья на бегу начал «качать маятник», сбивая противнику прицел.
Вторая молния также пролетела мимо, с треском развалила пень. Впереди сгустилась тень. Илья ускорился до предела и с выплеском силы ударил в эту тень «копьем» руки.Сформировавшаяся в фигуру человека «тень» с воплем выронила рогатину и свалилась в топкую ложбинку.
Спину обдало ледяным ветром; согласно восточным школам это чувство называлось «ветром смерти».
Илья отпрыгнул в сторону, понимая, что его подловили на векторном движении, и автоматически выставил перед собой крест-уморь.
В тумане полыхнула сине-лиловая вспышка, стрела огня ударила точно в Илью. Но уморь отразил смертельную стрелу, и она с треском и шипением рассыпалась на десятки тонких огненных струек. Илья едва не выронил похолодевший крест сведенной судорогой рукой. Подчиняясь интуиции, нырнул на землю, пропуская над собой еще один разряд. Лицо исколола жесткая трава.
Где-то рядом раздался глухой вопль, торфяная крепь под телом Пашина содрогнулась. Его противник отвлекся, пытаясь сообразить, кто кричал.
Илья вскочил, сделал два прыжка к противнику и, подчиняясь все тому же прозрению боя, ткнул перед собой крестом с яростной мыслью: сдохни! Уморь метнул желто-зеленую искру, не такую яркую и мощную, как молния противника, но цель свою она нашла. Раздался еще один приглушенный вопль, затрещали кусты.
Илья метнулся вперед и застал противника, согнувшегося над стволом осинки, врасплох. Свое оружие — трезубец, а не рогатину — этот худой и высокий мужик в черном применить не успел. Удар в голову отбросил его на несколько метров назад, в заросли боярышника и крапивы.
Стало тихо.



— Антон! — позвал Илья.
— Здесь я, — отозвался напарник.
В тумане обозначилось смутное пятно, оформилось в фигуру Громова, поддерживающего левой рукой правую.
— Ранен?
— Руку парализовало...
— Потом подлечу, уходим.
Они быстро добрались до берега, спрыгнули в лодку, к счастью еще не потопленную засадниками, и погнали к протоке.
Торфяной берег болота, затянутый синим туманом, и заводь скрылись за изгибами тростниковых стен протоки. Затем лодка вырвалась на простор озера, и тут же пошел дождь.
Илья бросил грести, с наслаждением подставил лицо под струи небесной воды.
— Благодать!..
— Куда теперь? — буркнул Антон, дыша полной грудью.
— Домой.
— А Врата?
— Их здесь нет.
— Уверен?
Илья помолчал.
— Тому, кто руководит сектой...
— Черному Вею?
— ...выгодно распускать ложные слухи о Вратах. Наша служба безопасности вынуждена вести поиски Лика Беса на Ильмени и здесь, на Чухломе, теряя время. Вот почему хха уничтожают разведчиков: чтобы те не смогли передать своим истинные сведения об отсутствии Врат.
— Сволочи!
— Согласен.
С недалекого берега вдруг прилетела волна гудения. Разведчики повернули головы, прислушиваясь. Илья первым догадался, что означает это гудение.
— Ходу!
— Что это?
— Старый прием...
— Инсектоатака!
— Греби!
И они налегли на весла, спасаясь от очередной атаки насекомых, вызванных черным колдовством сторожа этих мест.
Через полтора часа лодка с искусанными гребцами — часть слепней и ос нагнала-таки их — причалила к пристани Чухломы.
Глава 23
ДРАКОНЫ В МОСКВЕ
Бабушка Милолика редко ходила в церковь, а если и ходила, то не молиться, а посочувствовать молящимся. Она знала, что никакие просьбы и увещевания до бога не доходят, а тем более — до бога христианского, пообещавшего вернуться с мечом и покарать всех, а не помочь им в жизни. Милолика была убеждена, что богов надо славить, восхвалять, дарить им требы, лишь тогда они дают силу и защиту, помогают Роду. Однако во вновь отстроенном храме Спасителя Милолика не была ни разу, поэтому на просьбу старинной приятельницы Прасковьи проводить ее в храм она ответила согласием.
Встретились старушки в метро «Кропоткинская», разохались, расчувствовались, прослезились, вспомнив, какими были в молодости. Поднялись наверх и пешком направились к златоглавому храму.
Прасковья выглядела старше Милолики, хотя на самом деле была на десять лет моложе. Жила она в большой семье, имела семерых детей, двадцать внуков и шесть правнуков, поэтому могла рассказывать о своих бытовых проблемах долго.
— Да брось ты, старая, не куксись, — махнула рукой Милолика. — Ты счастливая, коли у тебя столько детей.
— Я и не куксюсь, — улыбнулась сухенькая, курносая, седая Прасковья. — Да жить нынче трудно не слушаются дети, как раньше. То попсой увлекутся, то в Интернете сутками пропадают, книг не читают, культуры не понимают. Вот я уже шестого внука нянчу, Сашку, в детсад вожу, и что? Десять лет назад, когда я в этот же садик Нюрку водила, были случаи, конечно, дрались детки из-за игрушек, но редко, а сейчас сплошь и рядом, прямо война идет!
— Это правда, — опечалилась Милолика, — потерял народ свой дух, продал душу Мороку, вот тьма и овладевает сердцами. Я недавно ток-шоу по телеящику смотрела...
— Слово-то какое страшное — ток-шоу-у-у!
— Не говори, кума. Так ведущий там привел жуткую статистику по нашим женщинам — мне аж плохо стало! Ведь у нас половина женщин — одинокие!
— Врут они все.
— Этот не врет вроде, за народ радеет. Говорит, сто семьдесят пять наших баб из тысячи никогда не состояли в браке, сто восемьдесят — вдовы, сто десять — разведенки.Представляешь?
— Представляю, кума, у самой младшенькая, Галина, разведена, да внучки две — никак хороших мужей не найдут, все попадаются алкоголики або гулены. Горькая наша доля.
Старушки остановились на ступеньках лестницы у храма, задрали головы, разглядывая сияющие золотые купола.
— Богато православие живет, — покачала головой Милолика. — Вот только свято ли?
— Иные да, иные нет. Знаешь, кого я тут недавно встретила? Протоиерея новгородского, Хрисанфа. Страшный человек, не к месту будь сказано! Черный весь изнутри, а туда же — о святости и о грехе глаголет, сам во грехе погрязший.
— Это какой же Хрисанф? Знавала я одного, в Парфинском приходе служил, да сгинул вроде.
— Высокий, горбится, седой, а глаза — как дыры!
— Ты точно его видела?
— Так его ни с кем не спутаешь. Хотя здесь он был без рясы, в мирском.
— Что же он тут делал?
— Шептался с каким-то бритоголовым хлопцем, потом исчез. Но это был он, Хрис, правду говорю! — Прасковья перекрестилась.
— Ладно, бог с ним, — махнула рукой Милолика, — кто сюда только не ходит. Даже безбожники тропу протоптали, чтобы не отстать от начальства. А Хрис и вовсе не Иисусу Христу служит, а Мороку. Не знаю, что хуже. Пошли, что ли?
— Пошли.
Они поднялись к главкому входу в храм и двинулись дальше, разглядывая резные золоченые двери, колонны и фрески на стенах.
Вечером бабушка Милолика встретилась с братом.
— Я сегодня в церкви была, с Прасковьей. Георгий с любопытством посмотрел на сестру.
— На Сретенке?
— Нет, в храм Спасителя ходили. Красиво, торжественно, аж мурашки по коже. Прихожане внемлют каждому слову монашьему. Самой захотелось подпеть.
— Да, в этом храме сокрыта энергия, — кивнул Георгий. — Но не созидающая, а отнимающая силы, энергия небытия. Очень хорошо продуманы пространство и геометрия зала, трансепта, амвона, человеку кажется, что он выходит оттуда просветленным. На самом же деле у него отсасываются последние искры истинно божьего Духа.
— Я это почуяла, — печально кивнула Милолика.
— Зачем же пошла?
— Прасковья просила, а мне любопытно стало.
— Христианизация Руси была хорошо спланированной и успешно проведенной спецоперацией Морока, использующего Византийский каганат и продавших души русских князей. Никто так и не понял, кто же командовал парадом. И Морок стал недоступен, истинную его сущность заменили мифом, постаравшись стереть из памяти людской даже упоминание о наших древних богах. А системы искажения информации, внедренные им через церковь, работают до сих пор. Нам до них еще далеко, несмотря на кое-какие успехи.
— Не так уж все и плохо, братик.
— Нам бы еще пять-семь лет простоять, окрепла бы Традиция, подросло бы поколение знающих Веды. Да не даст нам Морок такой форы.
— Поэтому ты и посылаешь к нему дружину?
Георгий засопел, прошелся по горнице — руки за спиной.
— У нас нет другого пути. В нас еще горят божьи искры, в нашем языке всё еще ждут своего часа смысловые ключи Гиперборейской Культуры Глубинного Покоя. Мы все еще способны возродить Империю Духовного Истока, государство богочеловеков. А для Морока и его слуг нет ничего страшнее, ибо они сразу потеряют над нами власть.
— Понимаю.
— Ведь цель этой тихой, но жестокой войны нынешнего каганата с Русью — не дать ей иметь целостную, многоуровневую, всесторонне устойчивую систему богомировоззрения! Для наших врагов проиграть войну — значит потерять все! Вот и воюют, не щадя ни чужих, ни своих.
— Природу покоряют...
— Природу не покорять надо, а любить, жить с ней в ладу, тогда и она ответит жизнеречением. Боги наши никуда не ушли, но отдали себя Роду, во имя его сохранения и возрождения. Они ждут, когда мы позовем их, начнем славить, как это делали наши предки. Кровь наша всегда держала в нас Дух славянский, и постепенно он начал просыпаться, будить Разум. Мы долго искали формы служения Жизни и Роду, пока не создали то, что нам ближе всего.
— Общину...
— Славянскую общину, способную восстановить «златую цепь» Родовой Традиции. И это будет!
— Но ведь не все колена общины несут свет истины?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Сюрприз для небогатых людей
Володихин Дмитрий
Сюрприз для небогатых людей


Конюшевский Владислав - Основная миссия
Конюшевский Владислав
Основная миссия


Соломатина Татьяна - Акушер-ха!
Соломатина Татьяна
Акушер-ха!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека