Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Пашин между тем продолжал действовать. От его удара Рудик улетел в кухню, роняя пистолет, едва не сбив с ног бабушку Милолику.
«Товарищ сержант Сидоров» развернул крест-уморь в его сторону, мигнула зелено-фиолетовая молния, попадая в плечо не успевшего увернуться Ильи. Его отбросило к стене. Илья схватился за онемевшее плечо другой рукой.
Бабушка Милолика взмахнула обеими руками, отчего по прихожей прошла волна теплого воздуха.
— Добей!— ощерился «сержант», вынужденный снова обратить внимание на старуху.
Антон поднял тазер, пребывая в состоянии полусна-полуяви. В голове — звонкая пустота, ни одной мысли. Только гулкое эхо предупреждения Рудика: «Тебе принесут ее (Валерии) скальп! Или фрагменты твоих дочек!»
Илья метнулся к нему через весь коридор, но вряд ли успел бы достать, если бы не Данила. Молодой художник толкнул ногой стул, тот попал Громову в колено и заставил ловить равновесие. Поэтому молнии разряда прошли мимо Ильи. Затем Пашин вцепился здоровой рукой в Антона и начал бороться, мешая выстрелить еще раз.
И снова в схватку вмешался Данила.
Он оказался рядом, рванул Антона за плечо и толкнул его в лицо растопыренной ладонью с такой силой, что тот улетел в угол гостиной, с грохотом опрокинув подставку с телевизором.
На несколько секунд движение прекратилось.
«Товарищ сержант», округлив глаза, смотрелна Данилу.
Бабушка Милолика глядела на «сержанта» с кротким выражением побледневшего лица, но глаза ее были полны сияния и силы.
Данила и Пашин смотрели на Громова.
Антон потряс головой, вскочил. Из носа на губу ему скатились две кровавые дорожки. Он вытер их тыльной стороной ладони, скривился, потянул из захвата «швепс», другой рукой достал нож.
— Прекрати! — негромко сказал Илья. — Все кончено, Антоша. Никогда не думал, что встречу тебя... так.
Из кухни показалась голова Рудика, его рука с пистолетом: он целился Илье в спину.
И тогда Антон сделал то, чего от него не ждали: выстрелил из «швепса» в Рудика! А затем в «сержанта Сидорова», также схватившегося за пистолет.
Из дула «швепса» вылетели две прозрачные «пули», похожие на сосульки, одна звучно шлепнулась в лоб Рудику, обволакивая его лицо студенистой массой, вторая нашла руку «сержанта». Обе «пули-сосульки» вспенились, обтекая «препятствия» тонким слоем пены, и эта пена мгновенно застыла.
Рудик успел-таки выстрелить, но ни в кого не попал, с приглушенным воплем выронил пистолет и начал судорожно сдирать с лица затвердевшую пену. «Товарищ сержант Сидоров» тратить время на очищение руки не стал, метнулся к двери, зашипев, как кошка, и выбежал в коридор.
Оглянувшийся на них Илья перевел взгляд на Антона, качнул головой, сказал: «Подождите», — и выволок Рудика на лестничную площадку, спустил его с лестницы, так что напарник Громова пересчитал ребрами и головой все ступеньки.
Ожившая бабушка Милолика всплеснула руками, засуетилась, принесла холодной воды в ковшике.
— Вот, попейте, родниковая, снимает все боли.
Илья глотнул воды, протянул ковшик Антону. Тот залпом допил воду, сел на диван, ни на кого не глядя, сгорбился.
Данила посмотрел на Пашина.
— Что мне делать?
— Иди к себе в спальню.
Данила поставил на место телевизор, скрылся в своей комнате.
Илья присел на стул, прислушиваясь к звукам за стенами квартиры.
— Прости, что не нашел времени разыскать тебя. Не было бы этой... встречи. Рассказывай.
— Что? — глухо проговорил Антон.
— Что произошло? Как ты здесь оказался? А главное — почему стал работать на эту мерзкую команду?
— Они пригрозили... убитъ Валерию... и девочек...
Илья потемнел, разглядывая друга, с которым не виделся почти три года.
— Рассказывай все.
Антон помолчал, все так же глядя в пол остановившимися глазами, потом начал говорить. Через десять минут Илья знал все, что случилось с Громовым за последний месяц.
— Понятно. — Он помял лицо ладонями. — Храм мы уничтожили, но секта жива. И живы ее колдуны, продолжающие свое черное дело. Ловко они тебя захомутали.
Кто-то вошел в квартиру, пахнуло холодным воздухом.
Илья оглянулся.
В гостиную заглянула Милолика, за ней вошел Георгий, остановился на пороге, кивнул Илье и выглянувшему из комнаты Даниле, окинул поникшего Антона цепким взглядом.
Тот поднял голову. Несколько мгновений Витязь и его бывший соратник смотрели друг на друга. Потом Антон криво усмехнулся, встал.
— Я знаю, что вы обо мне думаете... мне нет прошения... но у меня не было выбора...
— Ошибаешься, — мягко проговорил Георгий. — Выбор у человека есть всегда. Садись, поговорим.
Антон помедлил, играя желваками, отвернулся, сел. Данила, поняв, что у взрослых свои разговоры, деликатно скрылся в своей комнате.
— Принеси-ка горячего чайку с медком, — попросил Георгий бабушку Милолику. — Моего любимого, зеленого, с эстрагоном, освежающего. Ну, а вы, други мои, выкладывайте, что произошло.
Илья коротко поведал ему историю вербовки Громова служителями секты Морока.
— Да, они умеют обрабатывать людей, — задумчиво сказал Георгий, поглядывая на Антона. — Ты ведь тоже не так давно очнулся от морочного безразличия к жизни?
Илья поморщился.
— Я с себя вины не снимаю.
— Виноваты мы все, что не сразу отреагировали на заклятие, наложенное Мороком на наш Род. Но речь не об этом. Что делать с ним?
— Ничего, — мрачно сказал Илья. — Пусть сам разберется в себе, в своей жизни, что он делал и делает не так, какие ошибки допустил. И он вернется. Но ему надо помочь. Точнее, не ему, а его жене — ей грозит опасность. Хха никогда не бросают слов на ветер и могут запросто взять Валерию с детьми в заложники.
— Это правда, — согласился Георгий.
Бабушка Милолика принесла чай, расставила чашки, варенье и мед в розетках, сухарики.
— Пейте, гости поздние, и Данилушку пригласите.
— Я пойду, — встал Антон, избегая смотреть на присутствующих. — Или я ваш пленник?
Георгий и Пашин переглянулись.
— Тебе нельзя идти домой, — сказал Илья.
— У меня нет дома.
— Я имею в виду квартиру, где ты сейчас живешь.
— Что-нибудь придумаю.
— Иди к жене, — негромко посоветовал Георгий. Антон вскинул голову.
— Мы же с ней... она никогда не...
— Объясни ей все, скажи всю правду.
— Она не поймет...
— Если любит — поймет.
— Если...
— Иди, иди, — присоединился к Георгию Илья, с сочувствием глядя на растерянное лицо друга. — Если ты этого не сделаешь, так и будешь ходить кривыми стежками-дорожками. К тому же тебе будет легче защитить свою семью от возможного визита хха, находясь рядом. Завтра во второй половине дня я тебя найду.
Антон закрыл глаза, бледный до синевы, постоял так немного, побрел из гостиной, деревянно переставляя ноги. Хлопнула входная дверь. Стало тихо.
В гостиную заглянула бабушка Милолика.
— Зачем выгнали человека? Он заблудший, но не потерянный еще.
— Ему надо побыть одному, — сказал Георгий.
— Грешен я, грешен я, грешен, — медленно проговорил Илья. — Что же твой суд не поспешен?
Георгий глянул на него вопросительно.
— Стихи, — пояснил Илья. — И все же это я виноват, что он перешел на другую сторону. Надо было найти его раньше. Но все казалось — успею, он где-то рядом, всегда можно позвонить и подъехать.
— Ощущение ложной близости и доступности самый естественный способ самообмана. Однако в вашем случае сработало заклятие магов Храма, разъединившее вас и заморочившее сознание, затуманившее дхарму — долг души, пресекшее тягу к общению. Да и вообще к активному образу жизни. К сожалению, мы слишком поздно вспомнили о вас. Но еще не все потеряно, Милолика права. Больную душу твоего друга можно излечить.
— Не сомневаюсь. Но не подстраховать ли его? Работодатели могут запланировать месть отступнику.
— Мы позаботимся о нем. Все будет в порядке. А вот ты, Илья-заступник, сегодня допустил непростительную ошибку. Заметил слежку и мало того, что не позвонил, но и оставил рунописца одного. Хорошо, вспомнил о своих обязанностях, а ведь мог и не успеть.



Илья виновато опустил голову.
— Сам не знаю, как это случилось... все время думаю о...
— Жене?
— Да.
— Почему же не ищешь ее?
— Ищу, но ее, наверное, нет в Москве. Никто на звонки не отзывается и дверь не открывает...— Больше такого не повторится! Однако Данилу надо расквартировать в другом месте, здесь ему оставаться нельзя.
— Завтра мы этим займемся.
— Мне остаться?
— Сегодня здесь заночую я. А ты подстрахуй-ка на всякий случай Громова. Знаешь, где живет его жена?
— Бывал не раз, в Китай-городе, Старопанский переулок, дом шесть... если только не переехала.
— Не переехала, ступай.
Илья попрощался с Данилой, с бабушкой Милоликой, пожал руку Георгию и вышел. На душе скребли кошки, настроение было отвратительное, он действительно оплошал, и лишьпредложенное действие — подстраховать Антона — не позволило ему окончательно скиснуть.
А во дворе он едва не налетел на застывшего у двери Громова.
— Ты еще здесь? — удивился Илья и встревожился: — Заметил кого?
— Я боюсь... — глухо признался Антон. — Лера меня не...
— Садись, поехали! — Илья подтолкнул друга к машине.
Глава 17
ПОЙДИ ТУДА, НЕ ЗНАЮ КУДА
Утро выдалось ясным, солнечным, но прохладным. И хотя была суббота, считавшаяся по древнерусской традиции днем Чернобога, отчего предки Пашина не планировали в этот день никаких важных дел, а лишь славили светлых богов, настроение у Ильи было хорошее.
Он с удовольствием пробежался по парку в спортивных трусах, без майки, встретив лишь старичка, выгуливавшего собаку, потом принял душ и съел треть батона хлеба с кефиром. Вспомнилась встреча с женой Антона вчерашним вечером.
Сказать, что Валерия удивилась, увидев гостей и особенно мужа, значит, ничего не сказать. Она была просто в шоке. Но Илья отметил главную черточку ее состояния — растерянность и ни капли гнева или презрения — и вздохнул с облегчением. Чего греха таить, он побаивался реакции Валерии, хотя и уверял Антона, что его не выгонят и впустят в дом.
Сначала разговор не клеился.
Антон молчал, опустив глаза, о чем-то думал, лицо его тоже стало непривычно растерянным, и расшевелить его Илье никак не удавалось. Валерия первая пришла в себя и начала расспрашивать Пашина о работе, о жизни, поглядывая на мужа, узнала о том, что Илья живет один, всплеснула руками. Лицо ее изменилось, стало тревожным, она почувствовала нехороший подтекст признания Ильи.
— Почему же вы разошлись?
Илья развел руками, криво улыбнулся.
— Не поняли друг друга. Хотя виноват, наверно, я, несмотря на все мои попытки самооправдания. Знаешь пословицу? Ум — это способность находить убедительные оправдания собственной глупости. Так вот я из таких умных.
Валерия покачала головой, бросила взгляд на оцепеневшего в кресле, не поднимающего головы Антона.
— А работаешь где?
— Служу в одной конторе, — уклончиво ответил Илья, — телохранителем. Но в наше время работу найти нетрудно. Сама знаешь, чем тяжелей работа, тем легче на нее устроиться. Правда, Гром?
Антон косо посмотрел на него.
— Правда...
Валерия едва заметно усмехнулась, кивнула на него.
— Твой друг сегодня неразговорчив. Что это с ним?
— А пусть сам расскажет. — Илья поднялся, похлопал Антона по плечу. — Ему есть чем похвастаться. Не сиди пнем, мужчина, я точно знаю, что язык у тебя есть. Ума нет, каки у меня, а язык есть. Начинай, дружище, и спокойной ночи всем. До свидания, Лера.
— Я тоже пойду... — встал Антон.
— Сиди! — жестко сказал Илья, толкнув его обратно в кресло, посмотрел на Валерию. — Найдется для него место переночевать?
— Что ж он сам спросить не может?
— Гром!
Антон вздрогнул, беспомощно глянул на жену, и глаза его стали совсем насчастными;
— Лера, я... понимаю... я все эти годы... как дурак... можно, я останусь?
Валерия нахмурилась, оценивающе разглядывая мужа, повернула голову к Илье.
— Он не пьет! — поспешно добавил тот. Она улыбнулась.
— Странно все это... сам бы он не пришел, ведь так? Это ты его заставил.
— Нет, — с трудом выговорил Антон, — пришел бы...
Илья еще раз похлопал его по плечу, пошел к двери.
— Прощайте пока, мальчики и девочки, надеюсь, вам есть что вспомнить.
Выходя из подъезда, он посмотрел на освещенные окна квартиры Громовых на третьем этаже, глубокомысленно проговорил:
— Получить прощение всегда легче, чем разрешение... Хотя сказано это было совсем по другому поводу.
Дома Илья несколько раз порывался позвонить Валерии, но так и не решился, боясь разрушить возникшую хрупкую связь меж супругами. Вспомнив об этом, он бросил взгляд на часы: четверть восьмого, еще рановато для субботы, но терпимо, — и набрал номер Громовых. Трубку взяла Валерия.
— Доброе утро, — сказал Илья без особого раскаяния, — не разбудил?
— Меня — нет, — тихо ответила женщина.
— А он?
— Спит.
— У вас все... нормально?
— Не знаю, у кого это «у вас», а у меня нормально. У него же, насколько я успела понять, как раз все ненормально.
— Ничего, главное не оставлять его одного. Он сам все поймет и возьмется за ум. Помоги ему, Лера, ему очень тяжело.
— Обойдусь без советчиков, — сердито сказала Валерия. — Потом поговорим, а то дети проснутся.
Она повесила трубку, а Илья, улыбаясь, постоял еще с трубкой в руке, понимая, что Валерия лукавит. Она приняла мужа, иначе не оставила бы его в квартире после объяснения.
— Вот и пойми вас, подруги жизни, — осуждающе покачал головой Илья. — То вы за пустяковые провинности готовы убить, то прощаете преступления. Или прав классик? Женщины созданы для того, чтобы их любили, а не для того, чтобы понимали.
Поколебавшись немного, он набрал номер Данилы:
— Доброе утро, абитуриент. Ты уже встал? Какие планы на сегодня?
— Дядя Георгий говорит, будем переезжать. А мне так не хочется, — с сожалением признался Данила.
— Сам понимаешь, это вынужденный шаг. Ничего, будешь заглядывать к бабушке Милолике, тем более что новая квартира, по словам Георгия, где-то недалеко. Ждите, я скоро приеду.
Илья собрался, направился к двери, но остановился, глядя на телефон. «Вдруг она уже дома?» — пришла робкая мысль. Рука потянулась к трубке. Но он преодолел желание позвонить Владиславе. Вчера звонил весь день и даже ночью, вернувшись от Громовых, да никто не ответил. Вряд ли за ночь что-нибудь изменилось. И все-таки душа жила надеждой, что он вот-вот услышит милый голосок жены.
Илья схватил трубку телефона, набрал знакомый до боли номер, послушал равнодушные гудки и аккуратно положил трубку на место. Посмотрел на себя в прихожей в зеркало, подумал, надо сбрить бороду к чертовой матери, а то на старика похож, и вышел, так же аккуратно закрыв за собой дверь.
Температура воздуха на улице уже поднялась до двадцати двух градусов. День обещал быть жарким.
Илья протер пыльное лобовое стекло, привычно просканировал двор на предмет выявления подозрительных действий подозрительных людей и насторожился. Затылок свела «электрическая» судорога — реакция организма на поток внимания. Он напрягся, включая состояние «сторожевой паутины». Двор, окруженный домами — старыми и не очень, — заиграл световыми ореолами вокруг стоящих машин и спешащих по своим-делам пешеходов. Однако все эти ореолы были бледно-желтыми или перламутровыми, что говорило об отсутствии интереса со стороны обладателей аур-ореолов к машине Пашина. И тем не менее он чувствовал, что за ним наблюдают.
Илья кинул взгляд на окна ближайшего дома. Вполне возможно, слежка велась из какой-нибудь квартиры. Но даже если бы он и обнаружил наблюдателя, ничего бы это не дало, поэтому Илья включил двигатель и выехал со двора, настроенный на активные действия.
Ощущение взгляда в спину ослабело... и тут же возникло вновь.
Илья удовлетворенно кивнул сам себе, заметив отъехавший от тротуара автомобиль — бежевую «Нексию», которая двинулась за ним.
— Что ж, ребята, — проворчал он, — давайте поиграем в кошки-мышки. Сегодня мне недосуг выяснять, кто вы и откуда, но сделать это я еще успею. А пока попрыгайте, как я.
Илья резко увеличил скорость, пересек сплошную разделительную линию и помчался по встречной полосе к перекрестку, миновал его на красный свет, лихо проскочив под носом у черного «Порше-Кайенн», который остановился и перекрыл дорогу преследователям.
— Извини, друг, — сквозь зубы сказал Илья.
Попетляв по улочкам и переулкам в районе Белорусского вокзала, он добрался до Пушкинской площади, оставил машину у «Макдонаддса» и пешком дошел до дома Данилы, проверяя, нет ли за ним «хвоста».
Ощущение взгляда в спину исчезло окончательно. Он оторвался от наблюдателей, не ожидавших такой прыти от бородатого мужичка, владеющего далеко не самой крутой тачкой. Хотя расслабляться не стоило. Если уж какая-то контора начала следить за объектом, а скорее всего это были оперативники секты Морока, то рано или поздно они снова сядут на хвост, и тогда придется разбираться с ними по-серьезному.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белов Вольф - Чистильщик
Белов Вольф
Чистильщик


Березин Федор - Огромный черный корабль
Березин Федор
Огромный черный корабль


Семенова Мария - Самоцветные горы
Семенова Мария
Самоцветные горы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека