Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

— Панки, конечно, — пожал плечами Данила.
— Неужели их племя еще не исчезло? Я думал, они уже давно вымерли, как динозавры, вместе с социализмом.
Компания панков миновала милиционеров, не обративших на них никакого внимания, и рассеялась по скверу, как стая воробьев.
— У нас в школе тоже была такая банда, никого не боялась, — сказал Данила.
— Тебе не хотелось потусоваться с ними?
— Не-е... — качнул головой молодой художник. — Это же бессмысленная трата времени.
Они пересекли площадь, прошли через сквер, и Данила скрылся за дверями библиотеки. А Илье вдруг сделалось неуютно. В спину подул холодный ветерок. Сама собой включилась и «ощетинилась» система определения опасности. Не оглядываясь, он начал экстрасенсорное сканирование местности и вскоре вычислил «очаг внимания»: у газетного киоска стоял небритый дядя в серой, с желтыми разводами футболке, джинсах, похожий на запившегос горя интеллигента, и делал вид, что выбирает журнал. При этом он временами косился на Пашина и явно никуда не торопился.
Второй «очаг внимания» обнаружился на противоположной стороне улицы, среди шеренги автомобилей — отечественный джип «Патриот» темно-зеленого цвета. Оттуда изредка вылетал «трассер» взгляда, вонзавшийся в затылок Илье, из чего он сделал вывод, что его или Данилу — или их обоих — «пасут» некие структуры, которые во всех странах мира принято называть «наружным наблюдением».
Впрочем, это были непрофессионалы, иначе Илья не смог бы вычислить их так быстро. Наблюдатели, естественно, пытались работать скрытно, однако это у них получалось плохо.
Илья сел в скверике на скамейку, не выпуская из виду дверь в архив, размышляя, что делать в сложившейся ситуации. С одной стороны, сама по себе слежка неопасна, поскольку всегда является всего лишь инструментом более сложных оперативных комбинаций. С другой — ради удовольствия никто наблюдать, за объектом не будет, просто это означает, что готовится какое-то действие, результатом которого вполне может быть ликвидация объекта. А так как сам Пашин ни для кого интереса не представлял (чего ужтам пальцы растопыривать), то следить начали именно за Данилой. Младший Ломов был художником-рунорезом. Поэтому следить за ним могли только соглядатаи хха, холуи секты Морока.
Илья достал было мобильник, чтобы позвонить Георгию, и устыдился порыва. Еще ничего не произошло, а его размышления могли быть и неверными.
Время для объективной оценки происходящего пока не пришло.
Он набрал номер телефона Данилы.
— У тебя все в порядке?
— Сижу, читаю, — почти шепотом ответил Ломов.
— Ну, читай. Предупреди только, если надумаешь выходить.
Илья посидел в скверике полчаса, потом купил газету, прогулялся, делая вид, что увлечен чтением, сел снова.
Небритый тип скрылся куда-то, но машина — серая «ДЭУ Нексия», продолжала стоять в ряду других машин, и оттуда к Пашину тянулся лучик взгляда, не предвещавший ничегохорошего. Он уже собрался было действовать, как и в случае с Фоменко — неожиданно и быстро, с упреждением, но в машине словно почувствовали его намерения, «Нексия» сорвалась с места и уехала.
Не появлялся больше и небритый «интеллигент». А вот ощущение скрытного наблюдения осталось, хотя и ослабело. По-видимому, Илью с Данилой передали другой паре наблюдателей, прячущихся более профессионально. Поразмышляв на эту тему, Илья поднялся со скамеечки, пересек улицу и вошел в вестибюль библиотеки. Предъявил на входе удостоверение сотрудника частного охранного предприятия, поднялся в зал и тихонько сел в уголке с газетой, убедившись, что Данила прилежно изучает разложенные по столу документы.
Через два часа Ломов-младший сдал просмотренные материалы, подошел к телохранителю.
— Я готов.
— Ты меня заметил? — прищурился Илья.
— Почувствовал, — смущенно признался Данила. — Честное слово, мне неловко...
— Не бери в голову, это моя работа.
— Все равно я не привык к такому вниманию. Ты мог бы заняться своими делами.
— Нет у меня никаких дел. — Илья мимолетно подумал о Владиславе. — Отвезу тебя домой, сдам на руки бабушке Милолике, тогда и займусь. Куда теперь?
— В институт.
— Давай сначала пообедаем, потом поедем в институт. Или у тебя там встреча?
— В час консультация.
— В таком случае поехали на консультацию, а после нее в кафе.
Вышли из библиотеки.
Данила был сосредоточен на своих проблемах и ничего не замечал. Илья же сразу почувствовал поток внимания к своей персоне, говоривший о том, что передвижение племянника и дяди контролируется. Появился и знакомый небритый «интеллигент», сменивший футболку на рубашку-сетку. Он делал вид, что пьет пиво в скверике и никуда не торопится. Но стоило Пашину с Данилой пересечь сквер, как «интеллигент» двинулся за ними, продолжая прихлебывать пиво из жестянки.
— За нами «хвост», — сказал Илья, садясь за руль. — Ты раньше вон того типа не видел? С банкой пива в руке.
— Нет, не видел, — качнул головой Данила, оглянувшись.
— Наблюдает за нами с утра. Ладно, посмотрим, что он будет делать дальше.
«Верба» Пашина покинула стоянку возле вокзала, и тотчас же небритый бегом бросился к подъехавшей «Нексии», которая умело перестроилась следом за «Вербой».
— Не очень-то они и скрываются, — заметил Данила. — Зачем мы им понадобились?
— Не догадываешься? Тебя разве Георгий не предупреждал?
— Предупреждал, но я думал, что это... несерьезно.
— Если за тебя взялись хха, то это очень серьезно, племяш. Плохо, что они тебя отыскали. Как бы не пришлось менять место дислокации.
— Не хотелось бы, — с сожалением проговорил Данила. — Мне там хорошо.
— Держись!
Илья рывком увеличил скорость машины, обогнал ряд машин у светофора по встречной полосе, пересек поперечную улицу и свернул в переулок под клаксоны рассерженных его маневром водителей.
«Нексия» отстала.
Поток внимания, ощущаемый как дуновение холодного ветра в затылок, ослаб.
— Оторвались? — оглянулся Данила.
— Посмотрим.
Через полчаса, поплутав по переулкам и улочкам Китай-города, они подъехали к зданию Московского художественного института, и Данила убежал в аудиторию, пообещав нигде после консультации не задерживаться. А Илья занял такую позицию, чтобы видеть все паркующиеся напротив автомобили. Однако серая «Нексия» так и не появилась. Нечувствовалось И перемены пси-потенциалов вокруг, что говорило об отсутствии наблюдающих за «Вербой» людей. Маневр Пашина удался, преследователи потеряли их из виду. Не обнаружили они себя и позднее, когда Илья с Данилой поехали обедать, а потом отправились домой. Тем не менее Илья бдительности не ослабил, продолжая напрягать свою экстрасенсорику и контролировать изменение энергоинформационной обстановки на всем пути следования. Он отчетливо осознавал, что, если уж неизвестные наблюдатели вышли на след Ломова-младшего, своего занятия они не оставят, и следующее их появление не за горами.
Так как Данила больше не собирался покидать квартиру, Илья решил не надоедать квартиранту и его хозяйке и, попрощавшись с ними, какое-то время наблюдал за жизнью двора в надежде, что преследователи Данилы обнаружат себя. Однако все было тихо. Летняя жара обволокла двор призрачной пеленой, люди по нему ходили редко, машины казались брошенными, и ни одна из них в поле зрения Пашина не показалась подозрительной. Послонявшись возле дома, он все-таки заставил себя еще раз оценить состояние пространства, ничего опасного не учуял и с облегчением сел в машину, зная, что будет делать дальше.
Мысль позвонить Георгию и сообщить о слежке за Данилой ушла. Голову заняли другие мысли. Пришло ощущение, что сегодня он непременно встретится с Владиславой, и это ощущение было столь острым, что Илья без раздумий направил машину к своему бывшему дому на Карамышевской набережной. Показалось даже, что он слышит голос жены: Илюша... — и думать о чем-то другом стало недосуг.
Дверь в квартиру, холодная и твердая, отрезвила его.
Хозяйка не прикасалась к ней и давно не открывала, это было очевидно. И все же Илья надавил на кнопку звонка, раз, другой, третий, ожидая, что вот-вот послышатся шаги, звякнут запоры и дверь откроется. Но чуда не произошло. Владислава не появилась. Ее не было дома, не было в городе, ее не было на Земле и вообще в этой Вселенной, иначе она наверняка откликнулась бы на мысленный зов мужа. Означало ли это, что она забыла его и думала о другом мужчине? Возможно. Тогда почему Виктор утверждал, что Славаживет одна и ждет?
Илья поднял глаза к потолку.
Где ты, любимая? Отзовись!..
Тишина в ответ, глухая, ватная, обидная.
Илья сел на ступеньку лестницы, закрыл глаза и просидел в оцепенении до тех пор, пока не послышались голоса и шаги — соседи Владиславы возвращались с работы. Он встрепенулся, посмотрел на часы: половина девятого. Ничего себе отключился, телохранитель! Словно в яму провалился. Пора домой, чего зря штаны просиживать у заветного порога?
И вдруг в сердце вонзилась игла тревоги.
Илья вздрогнул, прислушиваясь к своим ощущениям, потом рванул вниз по лестнице, выскочил во двор, нырнул в машину и помчался к Пушкинской площади, отчетливо видя туманные струи недобрых намерений, устремившиеся к Даниле.
Глава 16
ДРУЗЬЯ-ВРАГИ
Он проспал до обеда. Проснулся от острого желания освободиться от выпитого вечером пива. Сходил в туалет, снова лег. Посмотрел на часы. Вяло подумал, что пора вставать. Но не встал. Хандра опутала его липкой паутиной, по гулкому пространству головы ползали обрывки мыслей, но ни одна не задерживалась в сознании, все уползали в камыши смутных ощущений скользкими змеями.
Он закрыл глаза, но память тут же вывела на дисплей воспоминаний последнюю встречу с дочерьми, и Антон, выругавшись, заставил себя подняться. Помахал руками, имитируя зарядку, умылся. Стало немного легче.
Квартира давилась тишиной, как удав кроликом.
Послонявшись из угла в угол и от спальни до кухни, удивляясь отсутствию соседа, он позвал:
— Рудик!
Никто не откликнулся.
Антон толкнул дверь второй комнаты, но она оказалась запертой.
— Я жрать хочу! — машинально заявил он неизвестно кому, добавил озадаченно: — Ты куда запропастился?
Наружная дверь тоже была заперта, а поскольку ключей Антон не имел, то и мечтать о бегстве не стал. Поплелся на кухню, нашел в холодильнике яйца, масло, лук, сделал омлет и съел, запил чаем. Вернулся в спальню, размышляя о причине отсутствия соседа, и обнаружил на столе небольшой телевизор. Хмыкнул: вчера его еще не было. Неужели хозяева решили скрасить безрадостное сидение квартиранта, подарив ему «виртуальный выход в мир»?
Включил телевизор.
По первой программе шла передача под названием «Кряк-бряк». По второй — какой-то телесериал. По НТВ ведущий со значительным лицом задавал кому-то вопросы и делал вид, что внимательно слушает ответы. По каналу «Культура» передавали новости, и Антон с изумлением узнал, что на аукционе в Лондоне был продан тест на беременность с остатками мочи знаменитой певицы Бритни Спирс. Причем желающих купить этот «приватный» предмет оказалось более восьмисот человек. Ушел тест за пять тысяч один доллар США.
— Охренели совсем! — пробормотал Антон, переключая канал.
Посидев у телевизора еще полчаса, он заскучал и завалился на кровать, не раздеваясь. Уснул. А проснулся от толчка в плечо:
— Вставай, бомж!
Антон открыл глаза. У кровати стоял Рудик, одетый в черную сетчатую рубашку.



— Вставай, на дело пойдем, — добавил по-прежнему небритый сосед. — Мы выследили объект, твое дело его пришить.
Одно мгновение Антон не понимал, о чем идет речь, потом разом поднялся. Мелькнула мысль еще раз попробовать отказаться от задания. Но перед глазами возникли фигурки дочерей, их счастливые улыбающиеся лица, и порыв угас.
— Когда?
— Пока доедем, стемнеет, самый раз выходить на охоту. Не мне тебя, учить.
По-видимому, Рудик был уверен, что его сосед — обыкновенный киллер по найму, поэтому и вел себя соответственно.
Антон посмотрел на него мутным взглядом, и Рудик криво улыбнулся, показав рукоять пистолета.
— И не мечтай! Если самому нечего терять, то твоей бабе есть чего. Попробуешь устроить революцию, тебе принесут ее скальп. Или фрагменты девочек.
Антон сжал кулаки.
— Если хоть один волос...
— Да брось ты, — пренебрежительно отмахнулся Рудик. — Попал в клетку — сиди и не рыпайся.
Антон глубоко вздохнул, закрыл глаза, пряча ненависть в глубине души. Вспомнилось чье-то изречение: жизнь отличается от клетки тем, что выход из нее никогда не заперт. Может быть, и в самом деле уйти в мир иной, пока не поздно?
Его толкнули в плечо.
Он очнулся, шагнул к двери, поймал брошенный из проема рукой Рудика черный спортивный костюм.
— Переодевайся.
Костюм оказался впору, кроссовки тоже. Кроме того, Громову выдали «разгрузку» — специальный жилет со множеством кармашков, ремней и застежек для ношения оружия. Правда, оружия оказалось мало: нож, тазер — электрошоковый пистолет, посылающий электроразряды по лазерному лучу, и необычной формы пистолет с толстым пупырчатым дулом.
— Что это? — полюбопытствовал Антон, взвешивая пистолет в руке.
— «Швепс», — коротко ответил Рудик.
— Шокер?
— Метатель липкой пены. При попадании в цель пена почти мгновенно твердеет.
— Зачем он мне?
— У объекта есть телохран. Возможно, придется его нейтрализовать.
— Не проще ли замочить?
— Как хочешь, можешь не брать.
Антон еще раз взвесил в руке тяжелый «швепс» и сунул его в петлю на боку, чтобы не мешал.
— Кто телохранитель?
— Какой-то бородатый хмырь, опытный, гад, засек нас, пришлось менять технологию слежки.
— Он вооружен?
— Скорей всего нет, однако расслабься, телохран оставил свой пост и уехал. Судя по всему, ночью он подопечного не охраняет.
Спустились во двор, загрузились в серую «Нексию». Кроме водителя в ней сидел тощий тип в милицейской форме, с длинным лошадиным лицом и глазами навыкате.
— Твой напарник, — сказал Рудик. — Будешь звать его Сидоровым или товарищем сержантом.
«Нексия» выехала со двора.
Окончательно стемнело. Жара заметно спала, но нагретый за день асфальт улиц продолжал отдавать тепло, и врывающейся в окна машины душный воздух не освежал.
В половине одиннадцатого подъехали к Пушкинской площади, свернули во двор дома за «Макдоналдсом».
— Проверь, — бросил «товарищ сержант Сидоров».
Рудик вылез из машины, куда-то делся, вернулся через несколько минут.
— Все тихо.
«Сидоров» поднес ко рту мобильник:
— Начинаем.
Тотчас же фонарь, освещавший двор, погас.
Антон понял, что в операции участвует целая команда, а он всего лишь исполнитель основого финального акта, призванный убить Данилу Ломова.
— Вылезай!
Антон несколько мгновений колебался, взвешивая «за» и «против» отказа участвовать в операции, но перед глазами встало видение: Дашутка и Катя бегут к Валерии, она их обнимает, — и колебания прошли. Точнее, отступили, опустились на самое дно души.
— Жду в машине, — сказал Рудик, проводив их до подъезда.
«Товарищ сержант» приложил к пластине домофона пластиковый ключ, замок щелкнул.
— Иди первым, третий этаж.
Антон молча зашагал по ступенькам наверх, прислушиваясь к просачивающимся на лестницу сквозь стены квартир звукам. Остановился на площадке третьего этажа. Проснулась сторожевая система организма, раздвинувшая диапазоны зрения и чувствования. Судя по ровному шуму, дом жил своей неторопливой спокойной жизнью, люди отдыхали, смотрели телевизоры, читали и готовились ко сну. Ни один раздраженный крик не коснулся слуха, ни один испуганный или враждебный взгляд не упал на крадущихся в полумраке (лампочка горела лишь в вестибюле дома на первом этаже) киллеров сквозь замочные скважины дверей.
«Товарищ сержант» ткнул пальцем в дверь под номером 23.
Антон вопросительно поднял брови, жестом показал: ломать дверь, что ли?
«Сидоров» поднял руку, останавливая его.
Антон внимательно посмотрел на обитую коричневым дерматином дверь, и та вдруг ответила ему мрачным предостерегающим взглядом. Он вздрогнул.
Отшатнулся и «товарищ сержант», почуяв враждебную вибрацию квартиры, где жил подлежащий ликвидации объект. Снял фуражку, пригладил волосы, снова надел. Произнес почти беззвучно:
— Черт! У них тут защита поставлена!
— Какая защита? — так же тихо прошептал Антон.
«Сидоров» оскалился, достал мобильник; ноготь на одном из пальцев его правой руки был черным.
Какое-то воспоминание ворохнулось в сознании Громова. Монах Марциан, вызволивший его из СИЗО Костромского УВД, тоже имел черный ноготь — метку секты Морока. А это означало, что слуги Морока свободно разгуливали по городам и весям России, подчинив своему влиянию даже ее столицу. Они же контролировали и действия Антона.
— Глаз, проверка, — приглушенно заговорил «товарищ сержант». — Объект на месте?
— На месте, — ответили ему.
— Кто еше в квартире?
— Старуха-хозяйка.
— Следите за окнами и за входом.
«Сидоров» спрятал мобильник, достал тускло блеснувший крест со слегка загнутыми концами. Антон, холодея, понял, что это уморь — магический «излучатель» черной силы, которым пользовались колдуны — служители Храма Морока. «Сержант» выставил уморь перед собой, С креста сорвалась неяркая фиолетовая молния, с шипением вонзилась в дверь, которая на миг оделась слоем зеленоватого свечения. Еще одна молния озарила лестничную площадку. Крякнул замок, испустив струйку дыма.
— Вперед! — отступил в сторону «Сидоров».
Антон рванул дверь на себя, мимолетно удивившись ее морозному холоду, ворвался в прихожую и буквально споткнулся под взглядом ясных голубоватых глаз старушки, выглянувшей из кухни.
— Вперед! — подтолкнул его выкрик «сержанта»..— Ищи пацана! Она моя!
Антон освободился от взгляда хозяйки квартиры, метнулся в гостиную, где появился из спальни удивленный шумом Данила Ломов.
Антон выхватил тазер.
И тотчас же взгляд парня, одетого по-домашнему в шорты и майку, изменился. Он был готов к такому варианту развития событий!
Антон выстрелил.
Данила прыгнул в сторону, ловко минуя стул. Молния разряда прошла мимо, вонзилась в стену, оставив на обоях зигзагообразный дымящийся шрам.
Антон выстрелил еще раз и снова не попал! Противник двигался на удивление быстро, плавно и слитно, будто был специально обучен «качать маятник», уходить из-под выстрела.
В это же самое время за их спинами бабушка Милолика сражалась — на ментальном уровне — с «товарищем сержантом», манипулировавшим магическим крестом. Силы их оказались примерно равными, и «товарищ сержант Сидоров» ничем не мог помочь напарнику. Он пыхтел, краснел, дулся, шептал проклятия, тыча крестом в старушку, руки его тряслись, лошадиная физиономия покрылась испариной, глаза вылезли из орбит, но все было напрасно. Бабушка Милолика стояла, гордо выпрямившись, прижав кулачки к груди, глаза ее сияли, и было видно, что колдовство черного мага против нее бессильно.
— Стреляй! — прохрипел «сержант».
Антон опомнился, снова начал выцеливать танцующего среди старинной мебели Ломова-младшего, и в этот момент в квартире один за другим появились новые действующие лица.
Сначала — Рудик с пистолетом. Он направил на хозяйку дуло «вальтера» с глушителем и нажал на курок.
Однако в момент выстрела кто-то толкнул его в спину, пуля вонзилась в вешалку, и в прихожей возник высокий мужчина с аккуратной русой бородкой. Антон вздрогнул, узнавая Илью Пашина. Вспомнились слова Рудика: «Телохран — какой-то бородатый хмырь». Надо было раньше догадаться, пришла сожалеющая мысль.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Осторожно, альфонсы, или Ошибки красивых женщин
Шилова Юлия
Осторожно, альфонсы, или Ошибки красивых женщин


Шилова Юлия - Знакомство по Интернету, или Жду, ищу, охочусь
Шилова Юлия
Знакомство по Интернету, или Жду, ищу, охочусь


Конан-Дойль Артур - Приключения бригадира Жерара
Конан-Дойль Артур
Приключения бригадира Жерара


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека